Социально-политическая ситуация в римской республике на рубеже ii-i веков до н. э. — для студента

Определенное своеобразие римского общества и отличие его от греческого в области экономического развития, расстановки классовых сил и некоторых принципов самой государственности несомненно в какой-то степени влияло на формы и особенности как политической жизни, так и идеологической борьбы в римском обществе.

Политическая жизнь Римской республики во II—I вв. была чрезвычайно напряженной и многообразной. Конкретно-исторические события этого периода подробно изучены, и освещены как в русской, так и в зарубежной литературе.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Однако идеологическая жизнь Римской республики времени кризиса и упадка изучена в гораздо меньшей степени. В самом деле, ни в советской, ни тем более в буржуазной науке нельзя найти четкого ответа на вопрос, какими идеями одушевлялась, двигалась и освещалась политическая борьба, развернувшаяся во II—I вв.

среди различных классовых группировок римского общества. Попытку решить этот вопрос и представляет настоящее исследование.

Нам предстоит заняться не столько конкретной историей, сколько историей идей, оплодотворявших политическую жизнь римского общества. Было бы, однако, непростительной ошибкой изучать «имманентное развитие» идей, искусственно оторвав их от конкретной исторической обстановки, игнорируя их связь с ходом исторического процесса.

Таким образом, прежде всего нужно осмыслить основные процессы социально-политической борьбы в Римской республике.

В масштабе всего исследования проблема социально-политической борьбы является тем фундаментом, на котором развертываются изучаемые процессы борьбы идеологической.

Итак, задача состоит не в изложении или даже оценке отдельных событий, но в некотором принципиальном осмыслении их, дабы нащупать таким образом какие-то общие тенденции развития социально-политической борьбы в римском обществе II—I вв. до н. э.

Известно, что внутреннее содержание этих процессов, их экономическая подоплека может быть сведена, говоря словами Маркса, «… к борьбе мелкого землевладения с крупным…»; не менее хорошо известно также, что в сфере римской политической жизни эта борьба нашла свое выражение сначала в борьбе между патрициями и плебеями, а затем в борьбе сенатских, аристократических кругов, опиравшихся на крупное землевладение с широкими слоями мелких и средних землевладельцев, т. е. римского плебса в новом социальном значении этого понятия?

Другими словами, социально-политическая борьба в этот период была прежде всего борьбой двух классов, класса крупных землевладельцев-рабовладельцев и класса мелких свободных производителей (крестьян). Причиной развития демократического движения в Риме, несомненно, было обострение противоречий между указанными классами римского общества и, в первую очередь, аграрный вопрос.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Этапы вывода нового продукта на рынок - возможные трудности и этапы

Оценим за полчаса!

Совершенно очевидно, что вышеизложенное определение не выходит за рамки безусловно правильного и вместе с тем достаточно широко известного рассуждения о борьбе между аристократическими и демократическими элементами в римском рабовладельческом обществе. Нужно, однако, подойти к вопросу несколько иначе. Попытаемся выяснить, на каких конкретных политических формах и какими методами велась эта борьба, каковы были ее специфические лозунги, ее идеологическая оболочка.

Демократическая тенденция социально-политической борьбы в Риме находит себе наиболее яркое выражение в деятельности Гракхов. Из всего того сложного комплекса вопросов, который группируется вокруг движения Гракхов, для задач данного исследования можно ограничиться лишь вопросом о социально-политическом значении движения.

Весьма характерной для буржуазной науки оценкой движения Гракхов почти до последнего времени была оценка, данная Моммзеном. Необходимо поэтому остановиться на его основных выводах.

Свою оценку времени Гракхов Моммзен начинает с того, что указывает на наличие двойного зла в Римской республике: выродившейся олигархии и еще неразвитой, но уже пораженной внутренним недугом демократии.

В Риме по существу не было ни настоящей аристократии, ни настоящей демократии, и потому обе партии, т. е. оптиматы (представлявшие якобы аристократию) и популяры (представлявшие якобы демократию), боролись за призраки и были одинаково ничтожны.

Подобное положение расшатывало политические и моральные устои республики и делало неизбежным ее кризис.

Оценивая аграрную реформу Тиберия Гракха, Моммзен отмечает юридическую правомерность lex agraria по форме и превращение его в экспроприацию крупного землевладения по существу3.

Методы борьбы за проведение закона в жизнь Моммзен считает революционными.

Конкретно революционность действий Тиберия он усматривает в следующем: а) выступление против большинства сената; б) передача решения вопроса об ager publicus на решение народа; в) уничтожение права трибунской интерцессии.

Однако революционные методы Тиберия были, по мнению Моммзена, явлением вынужденным. Субъективно Тиберий был типичным консерватором.

«Он обращался к черни,— говорит Моммзен,— в наивной уверенности, что обращается к народу, и протягивал руку к короне, сам того не сознавая, пока неумолимая логика событий не увлекла его на путь демагогии и тирании… В конце концов демоны революции, которых он сам призвал, овладели неумолимым заклинателем и растерзали его».

Совсем иначе оценивается Гай Гракх. Он трактуется как вождь демократической партии, сознательно вступивший «на путь революции и мести».

Оценивая реформы Гая Гракха, Моммзен по существу разделяет их на две группы: а) реформы, имеющие своей целью привлечение в революционную партию столичного пролетариата в качестве ее главной опоры, и б) реформы, имеющие своей целью внесение раскола в аристократию.

Стремление Гая Гракха привлечь на свою сторону финансовые круги, т. е. всадничество, рассматривается именно под этим углом зрения, как попытка создания всаднического «антисената». Значительное место в оценке Гая Гракха Моммзен уделяет его монархическим тенденциям.

Он считает, что Гай имел обширный и продуманный план реформ, который в конечном счете должен был привести к замене сенатской системы правления монархической, и что Гай стремился отменить республику и установить «наполеоновскую абсолютную монархию».

В дальнейшем, когда в Риме утвердился монархический строй, можно отметить, что в нем «нет почти ни одной положительной идеи, которая не восходила бы к Гаю Гракху».

Источник: https://big-archive.ru/history/ideological_and_political_borbv_in_Rome/3.php

Изменение политической и социальной структуры Древнего Рима в 1-2 веках н.э

Тема: Трансформация социально-политической структуры Римского государства на рубеже I-II в. н. э.

Ведение

В I-II вв. н. э. народы Средиземноморья впервые в истории оказались в пределах одной огромной державы — Римской империи.

Границы между отдельными государствами, обращенными в римские провинции, были уничтожены, монетные системы до некоторой степени унифицированы, войны и морской разбой прекращены.

Создались условия, благоприятствовавшие установлению экономических и культурных связей между различными областями Средиземноморья, прогрессу сельского хозяйства, ремесел, строительного дела, внешней и внутренней торговли.

В составе Римской средиземноморской империи оказались народности и племена. стоявшие на различных ступенях социально-экономического развития. Египет, Сирия. Малая Азия. Балканская Греция и Македония еще до римского завоевания достигли высокого экономического и культурного уровня, зрелых форм рабовладения.

Население стран Западного Средиземноморья — иберы и кельты (галлы) Пиренейского полуострова и Транзальпинской Галлии, ливийцы, нумидийцы и другие народности Северной Африки, паннонцы, иллирийцы, мезы придунайских областей находилось еще на стадии разложения общинного строя или раннеклассовых отношений и было более отсталым, чем завоевавшие их римляне. Включение этих регионов в состав громадной Римской империи способствовало изживанию в них первобытнообщинных и раннеклассовых отношений и распространению классического рабства, цивилизованных форм экономической, социальной и культурной жизни. В целом экономические структуры и социальные условия римского Средиземноморья отличались большой гетерогенностью, сосуществованием разных социально-экономических укладов, среди которых ведущие позиции занимал рабовладельческий способ производства.

Целью данной работы является рассмотрение трансформации социально-политической структуры Римского государства на рубеже I II вв. нашей эры.

Для этого необходимо выявить политико-административная структуру, социальный строй, а также социальные противоречия разворачивающие на этом фоне Ранней Римской империи во времена правления Августа и как политико-административная структура и социальная политика изменилась в I-II вв. во времена Антонионов.

Дискуссия предложенная вниманию на страницах этой работы, затрагивает целый комплекс проблем древней истории, которые предстоит решить с использованием следующих источников: «История древнего Рима» под ред. В. И.

Кузищина является основным источником информации рассмотренной в данной работе, также много материала было почерпнуто из журнала Вестник Древней истории, и других книг, таких, как «Историки античности», «Всемирная история» под ред. А. Н.

Бадак, И. Е. Войнич.

Привлечение большого числа источников разных авторов, позволяет рассмотреть историю Римской империи в широком историческом фоне, что позволит нам сделать ряд хорошо аргументированных выводов.

  1. Классовый характер и государственный строй Ранней Римской империи (времена правления Августа)

Одной из важнейших причин падения республиканского режима в Риме была неэффективность его социальной политики, которая привела к обострению всех групп противоречий между разными классами и социальными слоями римского рабовладельческого общества рабами и рабовладельцами, мелким и крупным землевладением; между разными прослойками господствующего класса сенаторами и всадниками, муниципальной верхушкой и провинциальной знатью. Вот почему одной из первоочередных задач стоящие за Августом новые монархические структуры считали ослабление общественных противоречий, нейтрализацию причин, их рождающих, достижение возможного в тех условиях социального консенсуса. В социальной политике Августа можно выделить три основных направления: укрепление основ рабовладения и придание рабовладельческим отношениям, широко распространившимся по Империи, определенного общественного статуса; консолидация господствующего класса Империи; покровительство средним прослойкам общества, будь это свободные земледельцы или ремесленники. Особым направлением социальной политики стала новая организация римской армии. Решение многих сложных вопросов социальной политики осуществлялось через интенсивное правотворчество, издание множества новых указов, эдиктов, законов, которые должны были создать эффективный правопорядок и обеспечить нормальное функционирование хозяйственной и общественной жизни, в значительной степени подорванные во время предшествующих гражданских войн.

  1. Социальная основа принципата

Главную роль в социально-экономической жизни Рима все еще играло сословие сенаторов.

Правда, многие его члены погибли во время войн и проскрипций, многие потеряли состояние, немало вошло в сенат «новых людей», сторонников триумвиров и разбогатевших италиков, выслужившихся военных и тому подобное, но все таки сенаторы оставались высшим сословием.

Принадлежность к нему определялось знатным происхождением и имущественным цензом в миллион сестерциев. Из сенаторов назначался высший командный состав легионов легаты и старшие трибуны, наместники большинства провинций и префекты Рима новая должность, введенная Октавианом «для обуздания рабов и мятежников».

Их сыновья входили теперь в сословие всадников, пока прохождение магистратур не открывало им доступа в сенат. Хотя крупное землевладение было сильно подорвано проскрипциями и конфискациями, среди новых и старых сенаторов было все же немало владельцев крупнейших латифундий, главным образом на юге Италии.

Крупное сенаторское землевладение продолжало основываться, прежде всего, на эксплуатации рабов. О разнообразии профессий рабов, которыми владели сенаторы, дают представление сохранившиеся до настоящего времени эпитафии рабов и вольноотпущенников двух знатных семей того времени Валусиев и Статилиев.

Помимо рабов занятых на работах в имениях были управители, казначеи, садовники, повара, пекари, кондитеры, заведующие парадной и обычной утварью, одеждой, спальники, цирбльники, насильщики, банщики, массажисты, сукновалы, красильщики, ткачихи, швеи, сапожники, плотники, кузнецы, музыканты, чтецы, певцы, писари, врачи, повивальные бабки, строители, художники и многочисленные слуги без особых профессий.

Римский ученый и писатель Плиний Старший, перечисляя крупнейших богачей конца I в. до н. э. начала I в. н. э., упоминает человека, владевшего 4116 рабами.

У каждого из этих аристократов была широкая клиентела из живущих близ из имений крестьян, отпущенников, плебеев, искавших сильных покровителей и материальной помощи.

В их клиентелу входили, как во времена республики, целые города в провинциях.

Гордые богатством, влиянием и своими предками, сенаторы все еще считали себя солью земли и властителями мира.

Они были готовы признать необходимость единоличной власти Октавиана и даже частично поступиться своими политическими, но не социальными преимуществами. Опыт Цезаря показал, что с сенатором надо считаться.

И Октавиан, получивший через несколько лет после победы над Антонием имя Августа, учел это при оформлении своего положения в государстве.

Положение второго привилегированного слоя римского рабовладельческого общества всадников тоже заметно изменилось, как и сенаторские сословия оно сохранило много черт, оставшихся от республиканского времени, но уже наметились пути, по которым должно было пойти его развитие в период империи.

Как и прежде, из всадников выходили дельцы, наживавшиеся на откупах провинциальных косвенных налогов, но теперь их аппетиты были несколько ограничены контролем государства. Зато перед всадниками открылись широкие возможности обогащения на военной и государственной службе.

Из них выходили трибуны и центурионы легионов, командиры вспомогательных частей, секретари и чиновники в провинциальном управлении. Египет управлялся префектами из всадников. Это была одна из самых высоких всаднических должностей.

Другой, еще более высокой должностью, венчавшей карьеры всадника, была должность префекта преторианской гвардии. Эту гвардию в количестве девяти когорт, по 1000 человек каждая, Октавиан Август ограничивал для своей личной охраны и разместил в Риме и Италии.

Преторианцы занимали привилегированное положение: при Августе они получали по 750 денариев в год и служили 16 лет, тогда как легионарий получал всего 225 денариев и служил 20 лет.

Префект гвардии был одним из первых лиц в государстве, и в последствии, при приемниках Августа, префекты не редко решали судьбу Римской империи.

Читайте также:  Взаимодействие общества и природы - природные условия и ресурсы

Всадники должны были иметь ценз 400 тыс. сестерциев. Из числа всадников пополнялся сенат; в ряды всаднического сословия вступали наиболее богатые и знатные члены муниципальной аристократии Италии и наиболее выдвинувшиеся по службе военные.

Чтобы компенсировать всадникам потерю части доходов от непосредственной эксплуатации провинций, Август создал для них ряд должностей надзирателей за дорогами, общественными зданиями, водопроводами и тому подобное, — занимая которые они могли получать жалование от государства.

император устраивал торжественные смотры всадникам; обычно кто-нибудь из его родственников считался главой всадничества.

Наиболее ярко изменилось положение римского городского плебса. некоторая его часть, состоявшая, главным образом, из вольноотпущенников, владела мастерскими и лавочками разных размеров, кое-кто обрабатывал маленькие садики и огороды, продавал здесь же в Риме цветы, плоды и овощи. Значительную и все возраста

Источник: https://www.studsell.com/view/49676/

Социально-политическая борьба в Римской республике во II-I вв. до н.э

Первые симптомы грядущих потрясений стали ощущаться в 30-х гг. II в. до н.э. Римляне с возрастающим удивлением стали замечать, что их армия начинает терпеть одну неудачу за другой. Это проявилось в ряде военных конфликтов, но главное, что армия не смогла выполнить одну из главных своих задач — не только удерживать рабов в повиновении, но и подавлять их выступления.

Лучшие из римлян пришли к выводу, что это положение армии связано с ослаблением слоя средних и мелких земледельцев, составлявших основу римского ополчения. Консул проводил набор в армию, но призыв граждан не регламентировался, и консулы поступали по своему усмотрению и произволу, чаще призывая одних и реже других — тех, кто имел деньги, связи и влияние.

Так как походы римской армии осуществлялись теперь далеко за пределами Италии, земледельцы надолго отрывались от своих участков, которые приходили в полное запустение, а иногда их прибирали к рукам богатые соседи.

Кроме того, богатые римляне, уклонявшиеся от армейской службы, имели возможность занять большие и лучшие участки общественной земли, которые по прошествии времени начинали считать своей собственностью. Но это были лишь отдельные эпизоды. Началом мощного демократического движения следует считать выборы в народные трибуны в 134 г. до н.э.

(на 133) Тиберия Семпрония Гракха, инициатора и решительного сторонника аграрных реформ. На первый взгляд законопроект Тиберия Гракха не вносил ничего нового. Он повторял один из пунктов законодательства Лициния — Секстия, а именно тот пункт, который устанавливал предельную норму оккупации из фонда agerpublicus в 500 югеров.

Однако Тиберий Гракх предложил некоторые дополнения к этому основному пункту. Во-первых, норма владения общественной землей удваивалась для тех семей, где имелось двое взрослых сыновей. Во-вторых, земельные излишки, образовавшиеся в результате проведения реформы, конфисковались и распределялись между безземельными гражданами. Эти участки не подлежали отчуждению.

И наконец, создавалась особая комиссия, которая обладала чрезвычайными полномочиями, т.е. имела неограниченное право проводить конфискацию земельных излишков, делить их на участки, распределять между безземельными гражданами и т. п.

Целью аграрного закона было возрождение свободного крестьянства за счёт изъятия излишек общественной земли у крупных землевладельцев и распределения этой земли мелкими участками между нуждающимися. Это должно было поднять боеспособность римской армии и вместе с тем предотвратить восстания рабов, подобные тому, какое происходило в это время в Сицилии.

Аппиан указывал, что «с негодованием говорил Гракх о массе рабов, непригодных для военной службы, всегда неверных по отношению к своим господам». Возрождение крестьянства и сокращение количества рабов должны были укрепить основы римского рабовладельческого государства. Реформа вызвала ожесточенное сопротивление крупных землевладельцев, которые давно уже рассматривали заимствованные из фонда ager publicus земли как свою собственность. Таким образом, большинство сената ополчилось против Тиберия Гракха. Положение осложнилось тем, что один из коллег Тиберия по трибунату, Марк Октавий, наложил veto на его законопроект.

Борьба Тиберия против Октавия, т.е.

по существу против трибунской интерцессии, решительные действия комиссии, попытка Тиберия остаться на своем посту и на следующий год и новое выдвижение своей кандидатуры — все это настолько накалило атмосферу, что во время одного из бурных народных собраний произошло вооруженное столкновение между сторонниками и противниками Гракха. В этом столкновении погибло более трехсот человек, в том числе и сам Тиберий. Фактически это был первый пример гражданской войны на улицах Рима.

Продолжателем дела Тиберия стал его младший брат Гай Гракх, избранный народным трибуном ровно через десять лет после гибели брата. Он возобновил деятельность аграрной комиссии, но, учитывая опыт борьбы с сенатом, решил создать себе более широкую социальную опору.

Гай Гракх провел судебный закон, согласно которому суды, находившиеся до сих пор в руках сенаторского сословия и в значительной мере потерявшие свой престиж из-за царившего в них взяточничества, были переданы в руки всадников.

Этот акт укреплял общественные и политические позиции всаднического сословия и вместе с тем превращал его в надежную опору реформатора.

Кроме того, Гай Гракх рядом мероприятий — снижением цен на хлеб, выведением колоний, строительством дорог — старался привлечь на свою сторону городской плебс (в том числе и люмпен-пролетариев).

Популярность Гая Гракхапозволила ему быть вторично избранным на должность народного трибуна. Одно время в его руках сосредоточилась почти диктаторская власть: он был народным трибуном, главой аграрной комиссии, организатором новых колоний. Однако и Гай Гракх потерпел поражение. Дело снова дошло до вооруженной борьбы на площадях и улицах Рима.

Сторонники Гракха заняли Авентинский холм. Консул Опимий, облеченный по решению сената чрезвычайными полномочиями, двинул против них большой отряд пехотинцев и критских лучников. Произошло сражение, гракханцы были разбиты, а сам Гай Гракх, не желая попасть живым в руки врагов, приказал своему рабу убить его.

Врезультате жестокой расправы над гракханцами погибло до трех тысяч человек.

После Гая Гракха остался принятым один закон, которым, как он считал, можно помочь беднякам, но в действительности этот закон оказался вреден для государства. Именно Гай настоял на том, чтобы бедным гражданам раздавали хлеб по самой ничтожной цене из государственных магазинов (lexfrumentaria).

А вскоре им начали раздавать хлеб уже совсем бесплатно. Вследствие того Рим наполнился голодной толпой пролетариев, которые, получая даровой хлеб, пренебрегали работой, и эта праздная беспокойная толпа сделалась очень опасна для спокойствия республики.

Хотя количество мелких крестьянских хозяйств в Италии благодаря аграрной реформе увеличилось на десятки тысяч, остановить процесс концентрации землевладения в условиях укреплявшейся частной собственности на землю и роста товарности сельского хозяйства Гракхи уже не могли.

Римская экономика объективно развивалась в противоположном замыслу братьев направлении. Не изменилось и положение с римской армией, так как масштабы римских завоеваний требовали принципиально иной военной реформы.

Реформы Гракхов имели серьезные последствия и результаты.

Их деятельность подорвала монопольное положение высшей прослойки римского общества — нобилитета и его опоры — сената и вывела на политическую арену новые социальные силы всадников и городской плебс, усилив роль народных собраний. В ходе политической борьбы произошло формирование основных политических группировок последующей эпохи: популяров — сторонников реформ и оптиматов — консерваторов.

Источник: https://studwood.ru/976870/istoriya/sotsialno_politicheskaya_borba_rimskoy_respublike

Читать

ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

академик А. О. ЧУБАРЬЯН (главный редактор)
член-корреспондент РАН В. И. ВАСИЛЬЕВ (заместитель главного редактора)
член-корреспондент РАН П. Ю. УВАРОВ (заместитель главного редактора)
кандидат исторических наук М. А. ЛИПКИН (ответственный секретарь)
член-корреспондент РАН X. А. АМИРХАНОВ
академик Б. В. АНАНЬИЧ
академик А. И. ГРИГОРЬЕВ
доктор исторических наук А. Б. ДАВИДСОН
академик А. П. ДЕРЕВЯНКО
член-корреспондент РАН С. П. КАРПОВ
академик А. А. КОКОШИН
академик В. С. МЯСНИКОВ
доктор исторических наук В. В. НАУМКИН
академик А. Д. НЕКИПЕЛОВ
доктор исторических наук К. В. НИКИФОРОВ
академик Ю. С. ПИВОВАРОВ
член-корреспондент РАН Е. И. ПИВОВАР
доктор исторических наук А. П. РЕПИНА
академик В. А. ТИШКОВ
академик А. В.ТОРКУНОВ
академик И. Х. УРИЛОВ

Редколлегия первого тома:

член-корреспондент РАН А. И. Иванчик,

член-корреспондент РАН Х. А. Амирханов,

доктор исторических наук Г. А. Кошеленко,

доктор исторических наук О. В. Сидорович

Рецензенты:

доктор исторических наук А. А. Бокщанин,

доктор исторических наук П. П. Шкаренков

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ: ВЗГЛЯД ИЗ XXI ВЕКА

Российскому читателю предлагается новое шеститомное издание «Всемирной истории». Прежнее 13-томное издание вышло в свет в 60-е годы XX в. В нем был представлен большой фактический материал, но вся концепция издания, исторические оценки, естественно, отражали идеологические постулаты того времени.

Идея развития и смены общественно-экономических формаций пронизывала все тома (от древности до новейшего времени). С тех пор в исторической науке России, да и всего мира, произошли огромные принципиальные изменения.

С отказом российских историков от формационной парадигмы как универсального и единственного критерия для раскрытия и понимания истории человечества перед российской историографией открылась возможность плюралистического взгляда на ход мировой истории.

Публикация в России сочинений виднейших представителей мирового философского и исторического знания — Макса Вебера и Арнольда Тойнби, Фернана Броделя и Карла Ясперса — позволила историкам познакомиться с альтернативными объяснениями мировой истории.

В современном обществе значительно возрос интерес к истории. В России и во многих других странах ведутся острые дискуссии вокруг оценок многих исторических событий, особенно применительно к XX столетию.

Острота полемики вызывается и тем обстоятельством, что в ряде стран обозначилась тенденция к пересмотру сложившихся оценок истории России и других стран, проблем международных отношений и социальных конфликтов.

По мнению ряда историков и политологов, общественных деятелей и журналистов, в разных странах явно прослеживаются «политизация» и «национализация» истории, которые затрудняют поиски и распространение исторических знаний и правды о реальных событиях отечественной и мировой истории.

Все это повышает общественный статус и значение исторической науки; одновременно возрастает и критика профессиональных историков со стороны различных кругов населения. Причем эти явления характерны и для России, и для других стран.

На этой основе усиливается интерес и к осмыслению исторического опыта, к пониманию его роли в современной жизни.

Историческая наука приобретает все большее значение и как источник знаний о прошлом, о национальных и интернациональных традициях, и как аккумулятор исторической памяти и исторического пути, пройденного человечеством.

В этом плане история выступает важным, если не самым главным, инструментом формирования личности и воспитания молодого поколения, утверждения у молодых людей ценностных ориентаций, в которых современная жизнь органически соединяется с историческим опытом и наследием прошлого. Благодаря ей поддерживается генетическая связь с прежними поколениями, на которую накладываются знания и информация, получаемые в школах, в высших учебных заведениях и через средства массовой информации.

За последние годы во многих государствах были опубликованы тысячи фундаментальных трудов, раскрывающих мировую, региональную и национальную истории. Переиздание всемирно известных изданий, типа Кембриджской истории, постоянно стимулирует исследование теоретических проблем всемирной истории.

В течение 15–20 лет в этой области обозначились новые направления научных разработок и исследований. Прежде всего, речь идет о так называемой «глобальной истории». Этот термин появился в исторической науке как следствие интереса во всем мире к проблемам глобализации и к всемирности исторического процесса.

Распространение тематики «глобальной истории» привело к изданию значительного числа трудов по этой проблематике; была создана специальная Ассоциация по глобальной истории, во многих странах начали издаваться научные журналы, тема глобальной истории была включена в программу Международного конгресса исторических наук.

Главное состоит в том, что «глобальная история» стала неким новым подтверждением «всемирности» исторического процесса, его целостности и в какой-то мере универсальности, получив тем самым новый стимул и легитимность в изучении его проблематики.

В то же время прошедшие годы показали, что понятие и сам термин «глобальная история» отнюдь не являются универсальным и тем более единственным критерием для познания и раскрытия исторического развития.

Понятие «глобальной истории» лишь указывает на взаимосвязь континентов, регионов и государств в разные исторические эпохи, на общие процессы и схожие фазы развития.

В мировой истории глобализм и всемирность, универсализм и макроистория всегда привлекали значительное внимание исторического сообщества. В этом контексте такие темы, как формирование и крах империй, интеграционные процессы в истории, взаимосвязь континентов, компаративистские исследования, экономический аспект интернационализации, активно изучаются специалистами в разных странах.

Но наряду с этим явно нарастает интерес к истории региональной и локальной, к частной жизни и к истории повседневности. Острые дискуссии развернулись в 90-е годы XX столетия вокруг проблем не только макро-, но и микроистории.

Отказ от теории формаций вызвал в российской историографии большой интерес к исследованиям отдельных вопросов, к повседневной жизни, объединяемых понятием «микроистории».

В большей мере такая тенденция стала следствием отказа большинства российских историков от стремления объяснить все многообразие исторического процесса одной концепцией общественно-экономических формаций.

После длительных дискуссий историки пришли к выводу, что макро- и микроисторический подход необходим, но исторический синтез остается важнейшим критерием и способом объяснить поступательное движение человечества. В контексте этих явлений можно найти объяснение соотношениям исторического факта, конкретного события и общих линий развития, синтеза и нарратива.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=240283&p=185

Изменение политической и социальной структуры Древнего Рима в 1-2 веках н.э

Тема: Трансформация социально-политической структуры Римского государства на рубеже I-II в. н. э.

Ведение

В I-II вв. н. э. народы Средиземноморья впервые в истории оказались в пределах одной огромной державы — Римской империи.

Границы между отдельными государствами, обращенными в римские провинции, были уничтожены, монетные системы до некоторой степени унифицированы, войны и морской разбой прекращены.

Создались условия, благоприятствовавшие установлению экономических и культурных связей между различными областями Средиземноморья, прогрессу сельского хозяйства, ремесел, строительного дела, внешней и внутренней торговли.

В составе Римской средиземноморской империи оказались народности и племена. стоявшие на различных ступенях социально-экономического развития. Египет, Сирия. Малая Азия. Балканская Греция и Македония еще до римского завоевания достигли высокого экономического и культурного уровня, зрелых форм рабовладения.

Население стран Западного Средиземноморья — иберы и кельты (галлы) Пиренейского полуострова и Транзальпинской Галлии, ливийцы, нумидийцы и другие народности Северной Африки, паннонцы, иллирийцы, мезы придунайских областей – находилось еще на стадии разложения общинного строя или раннеклассовых отношений и было более отсталым, чем завоевавшие их римляне. Включение этих регионов в состав громадной Римской империи способствовало изживанию в них первобытнообщинных и раннеклассовых отношений и распространению классического рабства, цивилизованных форм экономической, социальной и культурной жизни. В целом экономические структуры и социальные условия римского Средиземноморья отличались большой гетерогенностью, сосуществованием разных социально-экономических укладов, среди которых ведущие позиции занимал рабовладельческий способ производства1.

Читайте также:  Семейные расстановки - для студента

Целью данной работы является рассмотрение трансформации социально-политической структуры Римского государства на рубеже I – II вв. нашей эры.

Для этого необходимо выявить политико-административная структуру, социальный строй, а также социальные противоречия разворачивающие на этом фоне Ранней Римской империи во времена правления Августа и как политико-административная структура и социальная политика изменилась в I-II вв. во времена Антонионов.

Дискуссия предложенная вниманию на страницах этой работы, затрагивает целый комплекс проблем древней истории, которые предстоит решить с использованием следующих источников: «История древнего Рима» под ред. В. И.

Кузищина – является основным источником информации рассмотренной в данной работе, также много материала было почерпнуто из журнала Вестник Древней истории, и других книг, таких, как «Историки античности», «Всемирная история» под ред. А. Н.

Бадак, И. Е. Войнич.

Привлечение большого числа источников разных авторов, позволяет рассмотреть историю Римской империи в широком историческом фоне, что позволит нам сделать ряд хорошо аргументированных выводов.

  1. Классовый характер и государственный строй Ранней Римской империи (времена правления Августа)

Одной из важнейших причин падения республиканского режима в Риме была неэффективность его социальной политики, которая привела к обострению всех групп противоречий между разными классами и социальными слоями римского рабовладельческого общества — рабами и рабовладельцами, мелким и крупным землевладением; между разными прослойками господствующего класса — сенаторами и всадниками, муниципальной верхушкой и провинциальной знатью. Вот почему одной из первоочередных задач стоящие за Августом новые монархические структуры считали ослабление общественных противоречий, нейтрализацию причин, их рождающих, достижение возможного в тех условиях социального консенсуса. В социальной политике Августа можно выделить три основных направления: укрепление основ рабовладения и придание рабовладельческим отношениям, широко распространившимся по Империи, определенного общественного статуса; консолидация господствующего класса Империи; покровительство средним прослойкам общества, будь это свободные земледельцы или ремесленники. Особым направлением социальной политики стала новая организация римской армии. Решение многих сложных вопросов социальной политики осуществлялось через интенсивное правотворчество, издание множества новых указов, эдиктов, законов, которые должны были создать эффективный правопорядок и обеспечить нормальное функционирование хозяйственной и общественной жизни, в значительной степени подорванные во время предшествующих гражданских войн.

    1. Социальная основа принципата

Главную роль в социально-экономической жизни Рима все еще играло сословие сенаторов.

Правда, многие его члены погибли во время войн и проскрипций, многие потеряли состояние, немало вошло в сенат «новых людей», сторонников триумвиров и разбогатевших италиков, выслужившихся военных и тому подобное, но все таки сенаторы оставались высшим сословием.

Принадлежность к нему определялось знатным происхождением и имущественным цензом в миллион сестерциев. Из сенаторов назначался высший командный состав легионов – легаты и старшие трибуны, наместники большинства провинций и префекты Рима – новая должность, введенная Октавианом «для обуздания рабов и мятежников».

Их сыновья входили теперь в сословие всадников, пока прохождение магистратур не открывало им доступа в сенат. Хотя крупное землевладение было сильно подорвано проскрипциями и конфискациями, среди новых и старых сенаторов было все же немало владельцев крупнейших латифундий, главным образом на юге Италии.

Крупное сенаторское землевладение продолжало основываться, прежде всего, на эксплуатации рабов. О разнообразии профессий рабов, которыми владели сенаторы, дают представление сохранившиеся до настоящего времени эпитафии рабов и вольноотпущенников двух знатных семей того времени – Валусиев и Статилиев.

Помимо рабов занятых на работах в имениях были управители, казначеи, садовники, повара, пекари, кондитеры, заведующие парадной и обычной утварью, одеждой, спальники, цирбльники, насильщики, банщики, массажисты, сукновалы, красильщики, ткачихи, швеи, сапожники, плотники, кузнецы, музыканты, чтецы, певцы, писари, врачи, повивальные бабки, строители, художники и многочисленные слуги без особых профессий.

Римский ученый и писатель Плиний Старший, перечисляя крупнейших богачей конца I в. до н. э. – начала I в. н. э., упоминает человека, владевшего 4116 рабами.

У каждого из этих аристократов была широкая клиентела из живущих близ из имений крестьян, отпущенников, плебеев, искавших сильных покровителей и материальной помощи.

В их клиентелу входили, как во времена республики, целые города в провинциях.

Гордые богатством, влиянием и своими предками, сенаторы все еще считали себя солью земли и властителями мира.

Они были готовы признать необходимость единоличной власти Октавиана и даже частично поступиться своими политическими, но не социальными преимуществами. Опыт Цезаря показал, что с сенатором надо считаться.

И Октавиан, получивший через несколько лет после победы над Антонием имя Августа, учел это при оформлении своего положения в государстве.

Положение второго привилегированного слоя римского рабовладельческого общества – всадников – тоже заметно изменилось, как и сенаторские сословия оно сохранило много черт, оставшихся от республиканского времени, но уже наметились пути, по которым должно было пойти его развитие в период империи.

Как и прежде, из всадников выходили дельцы, наживавшиеся на откупах провинциальных косвенных налогов, но теперь их аппетиты были несколько ограничены контролем государства. Зато перед всадниками открылись широкие возможности обогащения на военной и государственной службе.

Из них выходили трибуны и центурионы легионов, командиры вспомогательных частей, секретари и чиновники в провинциальном управлении. Египет управлялся префектами из всадников. Это была одна из самых высоких всаднических должностей.

Другой, еще более высокой должностью, венчавшей карьеры всадника, была должность префекта преторианской гвардии. Эту гвардию в количестве девяти когорт, по 1000 человек каждая, Октавиан Август ограничивал для своей личной охраны и разместил в Риме и Италии.

Преторианцы занимали привилегированное положение: при Августе они получали по 750 денариев в год и служили 16 лет, тогда как легионарий получал всего 225 денариев и служил 20 лет.

Префект гвардии был одним из первых лиц в государстве, и в последствии, при приемниках Августа, префекты не редко решали судьбу Римской империи.

Всадники должны были иметь ценз 400 тыс. сестерциев. Из числа всадников пополнялся сенат; в ряды всаднического сословия вступали наиболее богатые и знатные члены муниципальной аристократии Италии и наиболее выдвинувшиеся по службе военные.

Чтобы компенсировать всадникам потерю части доходов от непосредственной эксплуатации провинций, Август создал для них ряд должностей – надзирателей за дорогами, общественными зданиями, водопроводами и тому подобное, — занимая которые они могли получать жалование от государства.

император устраивал торжественные смотры всадникам; обычно кто-нибудь из его родственников считался главой всадничества.

Наиболее ярко изменилось положение римского городского плебса. некоторая его часть, состоявшая, главным образом, из вольноотпущенников, владела мастерскими и лавочками разных размеров, кое-кто обрабатывал маленькие садики и огороды, продавал здесь же в Риме цветы, плоды и овощи.

Значительную и все возрастающую часть городского плебса составил полностью разоренный, лишенный постоянной производительной деятельности люмпен-пролетариат, живший за счет случайных заработок и подачек государства. При Августе 200 тысяч человек получали даровой хлеб и пользовались производившимися время от времени денежными раздачами.

Свое былое значение в политике римский плебс утратил, и хотя комиции еще существовали, но никакого значения они уже не имели.

Только однажды, в 19 г. до н. э., когда Август был в отъезде, плебс попробовал выставить своего кандидата на должность консула. Это был некто Эгнатий Руф, который будучи эдилом, привлек симпатии плебса, организовав за свой счет отряды рабов для тушения частых в Риме пожаров.

Сенат не одобрил его кандидатуры, и в городе вспыхнули волнения, узнав о которых Август поспешно возвратился в Рим. Волнения были быстро прекращены, а Эгнатий Руф кончил жизнь в тюрьме. Август распорядился, чтобы пожарные команды, так называемые «когорты стражи», были организованы на государственный счет.

Позднее они получили и полицейские функции.

Попытки возмущения среди плебса иногда возникали в связи с задержкой поступления продовольствия.

Поэтому для надзора за порядком были образованы еще и особые городские когорты, несшие полицейскую службу.

Солдаты этих когорт занимали среднее место между простыми легионариями и преторианцами, получая по 375 денариев в год. Служба у них считалась выгодной, и император мог всецело на них положиться.

Не ограничиваясь мерами подавления, Август стремился отвлечь плебс от политической жизни и привлечь его к себе.

Для этого использовался, в частности, традиционный культ паров – душ предков, становившихся хранителями фамилии, дома, имения своих потомков, и культ гения, который по верованиям римлян, сопровождал каждого человека на протяжении всей жизни. Люди, зависящие от какого-либо лица, — его рабы, клиенты и тому подобное, обычно почитали его паров и гения.

Политика римского великодержавия имела целью сделать более резкими грани, разделявшими римлян и не римлян, чтобы тем легче было удержать в повиновении как римский плебс, так и покоренные народы.

На первом месте во всей политике принципата стояла задача обеспечить покорность рабов; это ждали от Августа различные категории рабовладельцев поддерживали его на пути к власти. на протяжении всего существования римского рабовладельческого общества его основной ячейкой была фамилия, включающая всех свободных и рабов, находившихся под властью ее главы.

В первый период истории Рима это были преимущественно свободные члены семьи (жена, дети, внуки) и клиенты. По мере развития общества фамилия все более расширялась за счет рабов. В юридических памятниках конца республики именно они и подразумевались обычно под словом «фамилия».2

Жизнь раба была ограничена узкой, замкнутой сферой фамилии. Раб участвовал только в фамильных празднествах и в фамильном культе, отправляемом господином или по его поручению управлявшим имением и фамилией рабом – великом.

Гражданские войны расшатали римскую фамилию. Сражающиеся стороны привлекали рабов; рабы и отпущенники, доносившие на господ и патронов во время проскрипций, получали награды.

Рабы вступали в коллегии свободных, принимали участие в культах восточных богов, слушали и повторяли опасные для хозяев прорицания – словом, к ужасу рабовладельцев, вышли из тесной сферы фамилии на более широкую социальную арену.

По Италии бродили вооруженные отряды рабов и свободных, нередки были случаи, когда рабы убивали господ. Рабы из вновь завоеванных провинций, еще не смирившиеся с рабством, готовы были восстать.

Между тем крепкая власть особенно нужна была рабовладельцам Рима и Италии, что привести в порядок вновь полученные или сохранившиеся владения и начать получать из них доход.

Август откровенно и нарочито показывал, как низко он ставит вольноотпущенников; даже самых богатых из них он не допускал к своему столу, за исключением Менодора, отпущенника секста Помпея, предавшего в свое время Октавиану флот своего патрона. Вольноотпущенникам была запрещена военная служба, кроме службы в пожарной охране и во флоте, персонал которого всегда занимал самое низкое положение в римской армии.

Положение в армии было одной из самых первых забот Августа после битвы при Акции.

Обеспечив ему победу и единовластие, армия в то же время могла стать опасной силой, направленной против власти императора. Поэтому Август предпринял ряд мер, которые ограничивали роль армии.

Огромная египетская добыча помогла ему щедро расплатится с солдатами и обеспечить ветеранов землей, не прибегая более к конфискации.

Источник: https://studizba.com/files/show/doc/104418-1-53430.html

Основные этапы развития Древнего Рима

Римское государство берет свое начало от основания г.  Рима в 753 г. до н.э. Ядро Рима составили латинские, сабинские и этрусские деревни. Объединение поселений в VII в. до н.э. привело к возникновению римской общины и царского периода в истории Рима.

История Римского государства делится на ряд периодов:

  1. Царский период (VIII-VI вв. до н.э.), который характеризуется господством родо-племенных отношений, началом их разложения и возникновением раннеклассового общества и государства. Обусловленным выражением  этого развития явилась реформа Сервия Туллия, вследствие которой  социальное  положение  римского  гражданина стало определяться  не  только принадлежностью к роду,  но и богатством.
  2. Период Римской республики (509-27 гг. до н.э.) на ранней стадии развития характеризуется господством патрициев, обладавших политической властью, в подчинении которых находилась выборная магистратура и сенат. Даже в результате борьбы сословий, в ходе которой плебсу удалось добиться политических прав, Рим остался по существу аристократическим государством: из патрициев и богатых плебеев сложилась новая знать — нобилитет, несколько позднее появилось и сословие всадников. Успешные войны и искусная дипломатия превратили Рим в крупное государство Средиземноморья. В конце республиканского периода рабовладельческий способ производства стал господствующим, произошли существенные сдвиги в социальной структуре населения Римского государства: крестьянство, не выдержавшее конкуренции с латифундиями, пополняло ряды пролетариев; быстро росло количество рабов. Социально-экономическое развитие обострило классовую борьбу и привело к демократическим движениям братьев Гракхов, восстаниям рабов (под руководством Эвна, Сальвия, Спартака) и глубокому кризису позднереспубликанского строя. Гражданские и союзнические войны (1 в. до н.э.), военные диктатуры от Суллы до Цезаря в полной мере выявили неспособность республиканских методов управления римской державой. Республика сменилась авторитарной формой государственного устройства.
  3. Римская империя (27 г. до н.э. – 476 г. н.э.) подразделяется, в свою очередь, на два периода – принципат и доминат; рубежом между ними является III в. н.э.

Раннеимператорский период, или принципат (27 г. до н.э. – 284  г. н.э.), был периодом единоличной власти,  представлявшей собой форму монархии с сохранением внешних признаков республики. Принципат имел задачей обеспечить господство рабовладельцев путем сдерживания угнетенных классов, отражения внешних врагов и ведения агрессивных войн.

За время правления Октавиана Августа и его преемников сформировался императорский бюрократический аппарат власти. В начале II в. н.э. Римская империя достигла максимального территориального расширения на трех континентах – в  Европе, Азии и в Африке, превратившись в могущественную Средиземноморскую державу.

Несмотря на предоставление римского гражданства всему свободному населению империи (212 г. н.э.), отношения с римскими провинциями остаются сложными, нарастает недовольство центральной  властью. Возникает кризис античных производственных отношений, развивается колонат.

Не затихают народные волнения, связанные с неустойчивостью хозяйственных отношений и гнетом государственной машины. Рим с трудом сдерживает внешнюю агрессию.

В позднеимператорский период, или в эпоху домината (284-476 гг. н.э.), императору Диоклетиану удалось вновь упрочить господство аристократии путем установления абсолютной и сильной монархической власти,  окончательное оформление которой произошло при его преемнике – Константине.

Однако и ему не удалось преодолеть общий кризис  политико-экономической системы империи. Не спасло и разделение ее на Западную и Восточную.  В 476 г. н.э.

Западная Римская империя окончательно распалась, и на ее восточноевропейских землях возникли германские королевства, в то время как восточная  половина империи продолжала существовать в форме Византийской империи еще около тысячи лет.

Источник: https://magref.ru/osnovnyie-etapyi-razvitiya-drevnego-rima/

Ссылка на основную публикацию