Заговор катилины — для студента

Голосуй или проиграешь

Луций Сергий Катилина происходил из старинного рода. Согласно легенде, его предок Сергест приплыл в Италию вместе с героем Троянской войны Энеем.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Принадлежность к известной семье позволила Катилине начать политическую карьеру — несколько раз ему удалось избраться на младшие должности. Однако к 63 г. до н. э.

он оказался увязшим в долгах банкротом с подмоченной репутацией (аристократ сожительствовал с весталкой и, как говорили недруги, убил свою первую жену).

Финансовые проблемы возникли у Катилины из-за двух неудачных попыток избраться консулом. Обычаи древнеримской демократии требовали от политиков больших денежных вложений (огромные суммы тратились на щедрые подарки избирателям, что фактически являлось подкупом).

Заговор Катилины - Для студента Агитационные миски, наполнявшиеся едой для избирателей. Правая миска — Катилины

На выборах 64 г. до н. э. Катилина (третье место) уступил Марку Туллию Цицерону (первое место) и Гаю Антонию Гибриде (второе место). Именно Цицерон и Катилина возглавили две враждовавшие группы аристократов.

В отличие от своего оппонента, Цицерон был провинциалом. Только выдающиеся таланты помогли ему вырваться в передние ряды правящего класса. Главной силой Цицерона было слово. Выступления оратора и адвоката в судах прославили его и помогли обзавестись могущественными покровителями и друзьями. Богачи, поддержавшие Цицерону на выборах, стали кошельками его кампании.

Подкуп избирателей был нормой для древнеримских выборов

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Виды аудиторского контроля - субъект проведения проверки и форма финансового исследования

Оценим за полчаса!

Проигравший Катилина заручился поддержкой других аристократов, оказавшихся у разбитого корыта. Эта группа начала подготовку заговора против сенаторов. Двойные агенты доносили Цицерону, что Катилина обирался убить оппонентов и поджечь Рим.

Также сторонникам «революционер» обещал списание всех долгов (особенно сильно эти популистские заявления действовали на бедных).

Дошло до того, что Цицерон стал демонстративно ходить с вооруженной охраной и одетым в торчащие под тогой нагрудные доспехи.

Катилинарии

Страсти накалялись в Риме всю осень 63 г. до н. э. Благодаря утечкам Цицерон собрал множество свидетельств о готовившемся заговоре. Двойными агентами (не единственными) были галлы, прибывшие в столицу в надежде найти защиту от алчных наместников. Заговорщики поделились своими планами с этой группой. Варвары обо всем сообщили властям.

Из массы подобных сведений Цицерон составил детальную картину планировавшегося переворота. 8 ноября он решил пойти на опережение противников и выступил на заседании сената. Та речь вошла в историю как Первая речь против Катилины. Всего катилинарий было четыре.

Но больше всего известна именно первая. Это выступление в храме Юпитера попало на знаменитую картину Чезаре Маккари, написанную в конце XIX века.

Правда, в ней есть неточности: например, Цицерон изображен значительно старше своего оппонента, хотя они были почти ровесниками.

Заговор Катилины - Для студента Цицерон разоблачает Катилину. Чезаре Маккари (1888)

Обличаемый Катилина присутствовал на выступлении. Маккари изобразил его сидящим в одиночестве и понурившим голову. Политик действительно в одночасье стал изгоем. Цицерон прошелся по нему катком всего своего искусства красноречия.

Речь началась со ставшего позже клише вопроса «Доколе?», а также содержала не менее крылатую фразу «О времена! О нравы!».

Цицерон негодовал, говорил аудитории о скользкой репутации своего оппонента, сообщил известные ему факты: адреса заговорщиков, конкретные детали плана переворота и т. д.

Катилина был уничтожен. Понимая, что ему вот-вот предъявят официальные обвинения, ночью он покинул город.

Агония

Древняя римская традиция гласила, что добровольная ссылка являлась признанием собственной вины. В случае Катилины этот принцип сработал безотказно. 15 ноября он был объявлен врагом государства.

В Древнем Риме тюрьмам предпочитали ссылки или казни

Та часть заговорщиков, которая осталась в Риме, оказалась в ловушке. Всех их заключили под стражу. Один из сенаторов предложил пожизненно запереть предателей в тюрьме. В то время подобные наказания почти не практиковались.

Обычно преступники ссылались, платили штраф или предавались смертной казни. Инициатива провалилась. Молодой Юлий Цезарь (именно он предложил темницу) не смог заручиться поддержкой большинства. Цицерон без суда казнил заговорщиков.

Позже это решение сыграло против него.

Тем временем Катилина с другой частью сторонников собрал войско и отбыл в Этрурию. Власти отправили туда армию во главе с Гибридой (тем самым третьим участником консульских выборов 64 г. до н. э.). Полководец подозревался в симпатиях к заговорщикам.

События показали, что его мотивы действительно были неоднозначными. В день решающего сражения при Пристории он объявил, что у него болят ноги, и отказался участвовать в бою, передав руководство помощнику. Катилина, однако, все равно был обречен. Он потерпел поражение и погиб.

Его голову отправили в Рим.

Заговор Катилины - Для студента Тело Катилины находят после сражения при Пристории. Алкиде Сегони (1871)

Любопытно, что много лет спустя история заговора Катилины неоднократно переписывалась самым удивительным образом. Например, одно средневековое предание гласило, что «революционер» выжил в сражении, завел новую семью, а от его сына Уберто произошла флорентийская династия Уберти.

Победителей не судят?

Раскрытие заговора Катилины было вершиной политической карьеры Цицерона. Ему первому был дарован почетный титул «Отец Отечества». Однако триумф оказался недолгим.

Противники консула испугались превышения им собственных полномочий в истории с казнью нескольких организаторов переворота. Вскоре, как и полагается, Цицерон покинул свою должность.

Он оставался влиятельной фигурой, но уже не принимал государственных решений. Зато это делали его противники.

В Римской республике вчерашних триумфаторов могли вести на казнь

В 58 г. до н. э. трибун Публий Клодий Пульхр добился принятия закона, по которому любой, кто казнил римского гражданина без суда, должен был быть изгнан. Это было точечное нововведение, направленное против Цицерона.

Понимая это, он уехал из Рима, не дожидаясь принудительной ссылки. Так победитель повторил судьбу побежденного.

Позже сторонник республики Цицерон вернулся в столицу и даже пережил диктатуру Цезаря, который также участвовал в разгроме заговора.

Заговор Катилины - Для студента Фульвия (жена Марка Антония) с головой Цицерона. Павел Сведомский (1880-ые)

Одним из сторонников Катилины был Лентул. Его пасынок Марк Антоний, ставший в 44 г. до н. э. консулом, по понятным причинам ненавидел Цицерона. Антагонизм был взаимным. Цицерон по аналогии с катилиниями сочинял обличительные филиппики, направленные против Марка Антония.

С образованием второго триумвирата (Марк Антоний, Октавиан и Марк Эмилий Лепид) оратора включили в списки врагов государства. 7 декабря 43 г. до н. э. Цицерон был убит. Его голову и руки поместили на ораторской трибуне форума.

Судьба двух главных героев давнего заговора повторилась снова.

Источник: https://diletant.media/articles/37996578/

297-298 – Заговор Катилины — кратко — Русская историческая библиотека

Гай Юлий Цезарь, происходивший из весьма знатной фамилии Юлиев, был одним из замечательнейших людей римской истории.

Человек большого и разностороннего образования, отличный оратор и писатель, гениальный полководец и первостепенный государственный деятель, он обладал непомерным честолюбием, предпочитая быть «первым в деревне, чем вторым в Риме», и стремился к славе громких подвигов, сожалея в молодых годах, что «в его возрасте Александр Македонский завоевал весь мир, а он еще ничего не успел сделать». Племянник жены Мария и муж дочери Цинны, Цезарь в юности стоял близко к марианцам, но спасся от проскрипций Суллы. Диктатор потребовал только, чтобы Цезарь развелся со своею женою, но тот не повиновался и даже восстановил в Капитолии статую Мария. Лишь заступничество влиятельных людей спасло ослушника от наказания, но Сулла уже тогда пророчил, что в этом молодом человеке «сидит несколько Мариев». Цезарю уже было за тридцать лет, когда он добился избрания в должность эдила. В этой должности он потратил немало своих денег на устройство народных праздников, снискавших ему популярность в населении Рима. Расходами по увеселению народа и собственными кутежами он сильно расстроил свое состояние и впал в большие долги. Уже будучи одним из любимцев пролетариата, он думал воспользоваться для своего возвышения одним заговором, не принимая в нем, впрочем, прямого участия, а только познакомившись с планами заговорщиков и следя за тем, кто возьмет верх – правительство или заговорщики.

298. Заговор Катилины

Этот заговор был устроен в то время, когда Помпей находился в Азии. Главою своего предприятия был разорившийся аристократ, талантливый, но совершенно развращенный Луций Сергий Катилина, товарищами его – такие же молодые люди, как и он.

Целью заговора было перебить консулов и сенаторов и захватить власть в свои руки ради обогащения себя при этом самыми недозволительными средствами. Катилина почти открыто подготовлял свой переворот, собирал войско и сносился с враждебным Риму пламенем аллоброгов. Его предприятие одобрялось некоторыми влиятельными лицами, например, богатым Крассом. Но против Катилины выступил консул 63 г.

Марк Туллий Цицерон, знаменитый адвокат и оратор, образованный и плодовитый писатель, прославившийся своими речами в нескольких процессах. Между прочим, будучи квестором в Сицилии, он снискал расположение тамошних жителей, а потому они выбрали его своим адвокатом в процессе против наместника Верреса, прославившегося своим грабительством, и Цицерон добился его осуждения.

Выступив соперником Катилины на выборах в консулы, Цицерон одержал над ним верх и потом стал обличать замыслы заговорщиков в знаменитых речах против Катилины.

Заговор Катилины - Для студента

Речь Цицерона против Катилины. Картины Ч. Маккари, 1889

Глава заговора бежал из Рима, Цицерон же склонил сенат казнить сторонников Катилины без суда. Сам Катилина был разбит отправленным против него войском и даже погиб в сражении. В награду за спасение Рима Цицерон получил тогда от сената титул отца отечества, но трибуны (Клодий и др.

) начали обвинять его в том, что он казнил граждан без законного суда, и Цицерон должен был отправиться в добровольную ссылку.

В числе лиц, открыто нападавших на Цицерона, был и Цезарь, который вообще так искусно вел себя все это время, что скоро был послан наместником в Испанию, а по возвращении оттуда – выбран в консулы (59).

(Подробнее читайте в статье Заговор Катилины)

Источник: http://rushist.com/index.php/tutorials/kareev-tutanc/1024-zagovor-katiliny

Заговор Катилины

  • Доклад
  • по курсу истории Древнего Рима.
  • Заговор Катилины.
  • 2007
  • Содержание.
  • Введение
  • Историография
  • Обзор источников
  • 1) Общая характеристика Римской Республики периода кризиса
  • 2) Личности.
  • а) Луций Сергий Катилина
  • б) Марк Туллий Цицерон
  • 3) События.
  • а) История первого заговора 66 года
  • б) Второй заговор Катилины
  • Заключение
  • Приложение
  • Список использованной литературы
  • Введение.

История Древнего Рима богата захватывающими событиями и волнующими загадками. Имена прославленных полководцев и государственных деятелей не потеряли своего блеска и по сей день.

Бесчисленное множество уроков можно извлечь из наследия прошлого. Перед нами встают во всем своем величии подвиги и грандиозные свершения римского народа, сумевшего создать поистине великое государство.

Но немало и иных примеров может подать нам история: примеров того, как низко может пасть человек, как власть и богатство развращают слабых сердцем, к каким роковым ошибкам могут привести необдуманные действия.

Нагляден пример разложения и распада Римской Республики и превращения ее в Империю. Крах республики и установление диктатуры были необходимым условием сохранения целостности и мощи государства, имевшего огромные колонии, для управления которыми нужна была твердая власть.

Но для того чтобы достичь могущества, римскому народу пришлось пройти нелегкую полосу испытаний и кризисов, сопровождавшуюся бесчисленными восстаниями, заговорами и волнениями.

Этот печальный период в истории Древнего Рима называют периодом кризиса Римской Республики, приведшим к ее падению.

В цепи непрерывных конфликтов одних социальных слоев с другими, борьбы за власть между разными политическими группировками видное место занимают события, получившие еще в древности и утвердившееся до наших дней название «заговор Катилины».

Заговор Катилины и по сей день тревожит умы своими загадками. Слишком много неясного в этих событиях, отделенных от нас десятками столетий.

В данной работе будет сделана попытка восстановить истинный ход событий, разобраться, кто же был на самом деле Катилина – бандит, стремившийся узурпировать власть, или герой, борющийся с аристократической верхушкой, защитник слабых и обездоленных.

Каковы были причины и предпосылки заговора, кто выступал по обе стороны баррикад, и почему движение катилинариев потерпело поражение. Не будет обойден вниманием и вопрос о роли таких ярких личностей, как собственно Катилина и его ярый противник Цицерон.

Историография.

По заговору Катилины существует немало работ, как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Если кратко охарактеризовать касающуюся данной темы литературу девятнадцатого века, то, несомненно, стоит отметить ставший традиционным подход к заговору Катилины как к попытке небольшой кучки аристократов произвести переворот и установить диктатуру.

В советской историографии подход с позиций марксизма обусловил общее русло исследований. Большое внимание уделялось роли народных масс, вместе с тем роль отдельных личностей – Катилины и Цицерона – нередко занижалась. Важные исследования проводились в области изучения социально-экономических факторов и их влияния на политические процессы в Римской Республике эпохи кризиса.

Так как привлечение всего огромного материала по заговору Катилины трудновыполнимо именно вследствие его объема, в данной работе были использованы наиболее значимые и фундаментальные исследования отечественных специалистов.

С.Н. Бенклиев1-2 в посвященных этой теме трудах проводит глубокий анализ социально-политических процессов в Древнем Риме, уделяя большое внимание причинам кризиса римской демократии.

Рассматривая историю заговоров, он приходит к выводу о существенных различиях между так называемыми первым и вторым заговорами Катилины. Первый он характеризует как конспиративно-аристократическую организацию, созданную для захвата власти в государстве.

Второй на своем начальном этапе был сходен с первым, но после ухода Катилины из Рима в Этрурию заговор предстает в своеобразном демократическом движении.

Многие историки так или иначе касаются проблемы заговора Катилины в изданиях, посвященных всему курсу истории Древнего Рима. Так, например, мною были использованы работы Сергеева В.С. «Очерки по истории древнего Рима»3, Машкина Н.А. «История древнего Рима»4, Ковалева С.И. «История Рима»5, Виппера Р.Ю. «Очерки истории Римской Империи»6, Кузищина В.И. «История Древнего Рима»7.

Разумеется, были использованы посвященные именно данной теме, или близко ее касающиеся, книги. Книга Лившица Г.М. «Социально-политическая борьба в Риме в 60-х гг. 1 века до н.э.

и заговор Катилины»8 всесторонне рассматривает предпосылки и характер так называемого движения катилинариев в контексте конкретной политической и социальной обстановки в Риме того времени.

Уделяется внимание таким важным вопросам, как социальный состав сторонников Катилины, программа заговора, его направленность.

  1. Также ценными источниками информации послужили книги, посвященные жизнеописанию Цицерона, а также проблемам социальных движений в Римской Республике, в частности истории размежевания интересов сельского и городского плебса.
  2. Многочисленность и разнообразие изданий по данной теме, безусловно, значительно облегчили работу, но, с другой стороны, не могли не повлиять на интерпретацию фактов, полученных из источников и формирование собственной точки зрения.
  3. Обзор источников.

По заговору Катилины имеется сравнительно много источников, и на первый взгляд, данная тема достаточно полно и подробно освещена. В первую очередь надо назвать речи Цицерона против Катилины8, а также работу Гая Саллюстия Криспа «О заговоре Катилины»9.

Ряд сведений о движении катилинариев можно найти и в некоторых других речах Цицерона. Следовательно, основными источниками являются Цицерон и Саллюстий. Важные дополнения к их сообщениям можно найти в работах Плутарха10, Аппиана11 и Диона Кассия.

Отрывочные сведения о деятельности Катилины дают Диодор, Светоний, Ливий, Веллей Патернул, Флор, Евтропий.

При ближайшем рассмотрении, однако, выясняется некоторая односторонность имеющихся источников. Большая часть древних историков при изложении событий, касающихся заговора Катилины, использовала сведения Цицерона, как основу. Правда, некоторые ссылаются и на другие источники, к сожалению, до нас не дошедшие.

Речи Цицерона, произнесенные им на заседаниях сената и на форуме непосредственно во время событий, связанных с заговором, были записаны и изданы им самим, предположительно в 60 году, когда видный политик уже отдалился от государственных дел.

Стоит помнить, что Цицерон, автор одного из главнейших источников, был непосредственным участником тех событий и, безусловно, не мог избежать субъективности в их описании. Как заинтересованная сторона, он прилагает массу усилий, чтобы представить Катилину в самом невыгодном свете, а это могло повлиять на интерпретацию фактов и определенную избирательность при их изложении.

Читайте также:  Виды контрольных работ - цели, структура, требования к оформлению

Кроме того, известно, что речи Цицерона дошли до нас не в том виде, в каком были произнесены перед сенатом, а в переработанном. Видный оратор и государственный деятель сам подверг их более поздней правке, отшлифовав шероховатости, усилив эффектные обороты и фигуры речи.

Из текста первой речи Цицерона видно, что на вопросы, задаваемые оратором, предполагаются ответы Катилины, которые в записях не дошли. Тем не менее, содержащаяся в речах информация дает вполне полный событийный ряд, отражает главные этапы развития заговора от его зарождения вплоть до уничтожения.

Гай Саллюстий Крисп (86 – 35 гг. до н.э.) – выходец из состоятельной всаднической семьи, получивший образование в столице и обладавший незаурядными способностями. Занимался государственной и параллельно литературной деятельностью. Был сторонником Цезаря, выступал против Цицерона.

Как политик Саллюстий – сторонник могущества Римской державы, и римское государственное устройство представляется ему подходящим, чтобы сохранить это могущество, если только Рим не скатится к олигархии, тирании и разврату. Он непримиримый противник государства немногих – сенатской олигархии – и готов принять власть одного человека.

Как и у многих римских историков, исторический труд Саллюстия представляет собой продолжение политики иными средствами. Обратившись к историографии, Саллюстий решил описывать отдельные эпизоды из прошлого римского народа, и его первая монография – «О заговоре Катилины» — вышла в свет, скорее всего в 43-42 гг. .

Саллюстий подчеркивает исторический характер своего произведения, провозглашая свою беспристрастность и правдивость: «… духом я был свободен от надежд, страхов и не принадлежал ни к одной из сторон, существовавших в государстве. Итак, с правдивостью, с какой только смогу, коротко поведаю о заговоре Катилины.

Ведь именно это злодеяние сам я считаю наиболее памятным из всех по беспримерности преступления и его опасности для государства»12.

Цели этого произведения современная наука оценивает по-разному: возможно, что автор стремился снять с Цезаря подозрения в причастности к заговору; в нем видят и написанный по поучению Октавиана ответ на личную апологию Цицерона – поэму «О моих замыслах», упоминаемую Дионом Кассием, но до нас не дошедшую.

Намерение Саллюстия могло быть связано и с политической обстановкой в Римском государстве: внутри страны, с одной стороны, подкупность и развращенность сенатской олигархии, с другой – демагогия «демократов»; вне пределов Италии – независимость полководцев от центральной власти и в то же время зависимость армий от полководцев.

Наличие опасности для целостности государства и могло побудить Саллюстия обратиться именно к этой теме.

Как отмечает автор комментариев к произведениям Саллюстия В.О. Горенштейн: «В своем изложении Саллюстий не всегда бывает точен»13.

Так, он связывает с Катилиной возникновение так называемого «первого заговора», тогда как многое указывает на то, что его главным организатором был Марк Лициний Красс… Катилина говорит своим сообщникам, что в Ближней Испании находится Писон, между тем его уже нет в живых.

Саллюстий сообщает, что чрезвычайное постановление Сената, в действительности принятое 22 октября 63 г. до н.э., было вынесено после собрания заговорщиков в доме у Марка Порция Леки в ночь с 6 на 7 ноября и после неудавшегося покушения на жизнь Цицерона. Очевидно, делает вывод О.

В. Горенштейн, Саллюстий не столько держался исторической правды, сколько стремился подчеркнуть моральное и политическое значение описываемых событий.

Роль Цицерона в раскрытии заговора явно Саллюстием преуменьшена. Из его четырех речей упомянута только первая.

Но в целом, римский историк придает очень большое значение роли отдельной личности и рока, Фортуны.

Причиной заговора Саллюстий считает разложение господствующей олигархии, а возник он в среде опустившейся, развращенной, продажной аристократии, чему содействовала сулланская диктатура.

Таким образом, в определенной мере нельзя не согласиться с выводом, который делает Лившиц Г.М.: «В произведении Саллюстия апология Цезаря сочетается с нападками против оптиматов и Цицерона. Поскольку это произведение представляет собой своеобразный тенденциозный памфлет, мы не можем ожидать от него объективного изложения событий»14.

Плутарх (40-120 гг.). Родился в Греции. Сведения о заговоре Катилины можно найти в жизнеописании Цицерона, в биографиях Красса, Цезаря.

Аппиан (род. в правление Траяна и умер не ранее 70х годов II века). Родиной его была египетская Александрия. При Адриане он получил права римского подданства и переселился в Рим.

В правление Антония Пия Аппиан приступил к написанию «Римской истории», которая включает серию отдельных монографий, в основе которых, как правило, лежит территориальный или хронологический принцип. «Римская история» целиком не сохранилась.

Из уцелевших книг наиболее важными являются те, которые посвящены изложению гражданских войн в Риме. Очевидно, что основным источником при освещении заговора Катилины для Аппиана было сочинение Саллюстия.

Дион Кассий (ок. 161-235 гг.) написал на греческом языке историю Рима от основания города до своего времени. Уделил внимание и заговору Катилины. Вероятно, в его распоряжении находились почти все материалы по данному событию.

Судя по работам древних историков, до наших дней дошли далеко не все источники по заговору Катилины. А дошедшие зачастую страдают односторонностью, недостаточной точностью и явными ошибками. Тем не менее, в нашем распоряжении достаточно материалов, чтобы попытаться восстановить цепь событий, именуемых и древними и современными историками «заговор Катилины».

Общая характеристика Римской Республики эпохи кризиса.

К концу II века до н.э. государственный строй Рима, казавшийся современникам чрезвычайно устойчивым и даже совершенным, стал расшатываться.

Вся система управления римским государством с ежегодной сменой выборных магистратов была рассчитана на небольшую общину, члены которой, занятые в мирное время преимущественно сельским хозяйством, брались за оружие во время войны.

Эта система оказалась непригодна для большой державы, которая вела мировую торговлю, имела флот и заморские провинции, населенные иноземными племенами. Ко II веку сословные перегородки между «патрициями» и «плебеями» разрушились.

Деление общества на группы стало перестраиваться, ориентируясь на новые признаки, среди которых все большее значение имело теперь имущественное положение.

В результате возникли противоречия между нобилитетом, объединявшим древние патрицианские и наиболее знатные плебейские роды, и всадническим сословием; однако представителям нобилитета все еще удавалось сохранить за собой если не юридическое, то фактическое право занимать высшие магистратуры; которые по традиции переходили внутри нобилитета из рук в руки. Всадникам весьма редко удавалось достигнуть ведущего положения в государстве; зато они быстро умножали свои состояния, зарабатывая на откупах и на сборе налогов в провинциях, а также ведя с ними активную торговлю. В то время как их имущественное положение быстрыми темпами улучшалось, нобилитет, удерживающий в своих руках магистратуры, требовавшие порой довольно больших расходов, разорялся; его отдельные представители спешили обогатиться путем нещадных поборов с населения провинций, власть над которыми, как правило, давалась наместнику лишь на один год (хотя нередки случаи продления этого срока до 2-3х лет), и магистрат, если он обладал достаточной беззастенчивостью, доводил свою провинцию до разорения и нищеты. К тому же сенаторы не имели права вести от своего имени торговлю и были вынуждены прибегать к посредничеству либо всадников, либо своих вольноотпущенников и даже рабов. Столкновение интересов сенаторов и откупщиков на ниве ограбления провинций было неизбежно.

Наряду с этим шло обезземеливание мелкого италийского крестьянства и образование безработного обнищавшего городского населения, быстро опускавшегося на самое дно общества, превращавшегося в так называемый «люмпен-пролетариат» — пеструю толпу, среди интересов которой главное место занимали «хлеб и зрелища».

Разумеется, ни нобилитет, ни всадники нимало не беспокоились проблемами крестьянства в Римской Республике, занятые своими взаимными столкновениями; хотя порой им приходилось искать поддержки у обезземеленного плебса, но всякое предложение более глубоких реформ с целью улучшить положение широких слоев населения отвергалось одинаково упорно и нобилитетом и всадниками.

У нобилитета оказалось еще достаточно сил, чтобы воспротивиться реформам Гракхов и погубить обоих братьев; но всадникам, благодаря Гаю Гракху, который ввел откупную систему в провинции Азии, все же удалось добиться некоторого успеха: суды были переданы в их руки, всадники получили возможность привлекать нобилей к суду; число процессов «о вымогательстве» (de pecuniis repetundis) росло с каждым годом, тем самым претензии всадников до поры до времени были удовлетворены.

Авторитет сенаторов был уже к концу II века до н.э. сильно поколеблен, а затяжная Югуртинская война (111-105 гг.

) нанесла ему еще один тяжелый удар: вследствие некоторой медлительности консула 109 года Квинта Цецилия Метелла Нумидийского и подкупности первоприсутствующего в сенате Марка Эмилия Скавра на первый план выдвинулись новые полководцы, еще недавно никому не известные: «новый человек» Гай Марий и выходец из обедневшего патрицианского рода Луций Корнелий Сулла, два смелых и талантливых соперника, борьба между которыми не раз приводила к победе и единовластному правлению то одного, то другого, хотя и недолгому, но уже ясно показавшему, какой конец ожидает республику. Едва закончилась Югуртинская война, как Марий, одержав победу над полчищами германских племен, грозивших хлынуть в Италию, добился исключительного влияния в государстве и на некоторое время демократические тенденции, выразителем которых он, выходец из небогатой, незнатной семьи, являлся, победили: Марий, неродовитый и необразованный, семь раз избирался в консулы (107, 104-100, 86 гг.); но это не означало, что нобилитет согласен без боя отказаться от своей ведущей роли в государственных делах; этот антагонизм позднее привел к кровавым схваткам 80-х годов и диктатуре Суллы. Во время сулланских проскрипций жестоко пострадали тысячи всадников, лишенные своих владений, имущества, а нередко и жизни.

Источник: https://studizba.com/files/show/doc/179846-1-57332.html

Цицерон и Саллюстий о заговоре Катилины — Электронная библиотека Marco Binetti

Время общей неустойчивости, смут и честолюбивых замыслов было весьма благоприятно для различных посягательств на общественный порядок. На этой почве, надо думать, возник и развился заговор Катилины.

К сожалению, сведения о нем у нас крайне ограничены – речи Цицерона, который раскрыл и подавил этот заговор, и сочинение Саллюстия «Заговор Катилины», написанное противником Цицерона и сторонником Цезаря.

Эта причастность к делу подрывает авторитет показаний наших свидетелей и дает основание усматривать в них тенденциозность и односторонность.

Однако при отсутствии других документов можно ли игнорировать совпадение этих двух во многом совершенно различных источников? В настоящей статье мы не имеем возможности останавливаться на всех подробностях заговора Катилины и отметим только некоторые особенно характерные моменты.

Катилина принадлежал к старому патрицианскому обедневшему роду и принимал деятельное участие в сулланских проскрипциях. В 68 г. он исполнял должность претора, после чего получил в управление провинцию Африку. Но, когда в 66 г. он хотел выставить свою кандидатуру на должность консула, она была снята ввиду того, что против него было возбуждено обвинение за вымогательства в провинции.

После этой неудачи он и начал тайные интриги. Первая фаза его заговора относится к концу 66 г., когда он совместно с Гн. Писоном решил убить новых консулов Л. Котту и Л. Торквата при вступлении их в должность. Но замысел этот не удался. После этого Катилина вступил в соглашение с П. Суллой и Л.

Автронием, которые, будучи только что избраны – designati – на должности консулов, были устранены вследствие обвинения в подкупе избирателей. План состоял в том, чтобы, убив консулов и устранив нежелательных людей, захватить в свои руки власть (Саллюстий, Заговор Катилины, 18). Деятельное участие в этом заговоре принимал Гн. Писон и многие другие.

Все расстроилось только вследствие смерти Писона (Светоний, Божественный Юлий, 9, 17; Асконий Педиан в объяснениях к речи Цицерона «В белой тоге»). Саллюстий отмечает, что многие знали об участии в заговоре Катилины также и Красса, а один из привлеченных к ответу – Л.

Тарквиний – даже указывал на него, но большинство, боясь его могущества, старалось замять это дело (Заговор Катилины, 17, 7; 48, 3–9). Саллюстий говорит также о подозрениях, падавших на Г. Юлия Цезаря, и о связи последнего с Писаном (Катилина, 49, 1; ср. Светоний, Божественный Юлий, 9, 2).

Естественно, что Катилина давал самые благородные обещания, которые были в ходу у большинства политических деятелей этого времени – улучшение общего материального положения, передел имущества богатых, отмена долгов и т. п. (Саллюстий, Заговор Катилины, 19).

В качестве средств для достижения обещанных благ он предлагал убийство консула Цицерона и многих сенаторов, поджог города и т. д.

В ответ на обвинительную речь Цицерона он произнес угрозу: «Так как я окружен врагами и несусь в пропасть, этот пожар, угрожающий мне, я потушу в развалинах» (Саллюстий, Заговор Катилины, 31, 9).

Замечательно, что Цицерон в 62 г. в речи «За Мурену» (51) почти дословно повторяет восклицание Катилины о развалинах, в которых он готов потушить угрожающий ему пожар, но прибавляет и предшествовавшие слова: «Тогда он (Катилина.

– С. Р.) сказал, что у государства есть два тела – одно слабое с некрепкой головой, другое – крепкое, но без головы: это второе, если оно того заслужит (т. е. если изберут его в консулы.– С. Р.), не будет без головы, пока он жив».

Нас не может удивлять то, что Цицерон в разгар борьбы против Катилины рисовал его самыми мрачными красками. Но впоследствии он признавался, что в личности Катилины были некоторые весьма обаятельные черты, которые могли увлекать молодежь и которые едва не ввели в заблуждение его самого (За Целия, 14). Только отрицательными чертами наделяет Катилину противник Цицерона Саллюстий.

С подлинным талантом художника он рисует тип авантюриста, а, может быть, даже преступника, который в период смут сулланских «проскрипций» погубил собственного брата (Заговор Катилины, 5; 14–16). Его сторонников он характеризует как «вожаков банд, которые за деньги всегда были готовы потрясать государство» (duces multitudinum, qui pretio rem publicam vexare soliti erant, 50,1).

Приведенные свидетельства не дают никаких оснований идеализировать Катилину подобно некоторым писателям, таким, как Г. Ибсен и А. Блок. Остается только удивляться, что этого промотавшегося аристократа и даже сулланца, ограбившего провинцию Африку, некоторые ученые стараются представить каким-то социальным реформатором, поборником демократии и всячески подчеркивают недостатки Цицерона.

Для политической обстановки рассматриваемого времени характерна фигура народного трибуна П. Клодия.

Происходя из знатнейшего патрицианского рода Аппиев Клавдиев, он предпочел «отречься от святынь» патрицианского рода и быть усыновленным плебейской семьей, чтобы иметь возможность быть избранным в народные трибуны и на этом посту играть большую роль в политической жизни Рима. В 58 г.

он добился изгнания Цицерона, а потом со своими вооруженными бандами терроризировал Рим и всю Италию, пока не был в 52 г. убит в стычке с бандой Т. Анния Милона. Любопытна и фигура М.

Целия Руфа, талантливого оратора, метавшегося от одной партии к другой, поклонника сестры Клодия – человека, по выражению историка Веллея Патеркула, «до гениальности беспутного» (ingeniose nequam, Римская история, II, 68, 1). В речах и письмах Цицерона, и в сочинениях Саллюстия и других перед нами проходит бесконечная галерея деятелей этого времени. Но в данном очерке нет возможности останавливаться на них.

Интересны образы некоторых защитников республики. В первую очередь следует назвать М. Порция Катона Младшего, получившего впоследствии прозвище Утического по месту его трагической гибели. Это лучший представитель стоической школы, строгий и суровый, но до некоторой степени доктринер, не умевший четко разбираться в политической обстановке.

Цицерон, сочувственно относившийся к нему, в ироническом свете показал его политическую близорукость (За Мурену, 58–66). Как образец истинного мудреца в духе стоической школы его характеризовал позднее Сенека в трактате «О твердости мудреца» (2).

Он – поборник старых республиканских идеалов, человек, который, по выражению Саллюстия (Заговор Катилины, 54, 6), «хотел не по виду, а на самом деле быть благородным». А Цицерон писал о нем: «Это – единственный человек, который, как мне кажется, действует более твердостью и честностью, чем умом или талантом» (К Аттику, I, 18, 7).

В другом письме он отзывается о нем следующим образом: „Он (Катон.– С. Р.) высказывает суждение, словно в «Государстве» Платона, а не среди подонков Ромула“ (dicit enim tamquam in Platonis Πολιτεία non tamquam in Romuli faece sententiam, К Аттику, II, 1, 8).

Читайте также:  Как написать магистерскую диссертационную работу - выбираем тему и пишем план

Стоическая школа усматривала в добродетели знание, осуществление внутренней свободы, жизнь, согласную с природой, а идеалом своим считала образ истинного мудреца. Отделяя себя от «толпы», она стала прибежищем республиканской аристократии.

У представителей этой школы было распространено мнение, что если философ убеждается в невозможности осуществления своих идеалов, ему лучше уйти из жизни, т. е. наложить на себя руки. Такое разрешение жизненных вопросов является лучшим свидетельством того, что люди этого направления явно теряли под собой почву.

Так кончил жизнь Катон Младший в 46 г., а несколько позже, в 42 г.,– убийцы Юлия Цезаря Брут и Кассий.

Отход от практической жизни характерен и для другой распространенной в эпоху Цицерона школы – для материалистического учения эпикурейцев об «атараксии», т. е. безмятежности духа, достигавшейся стремлением «прожить незаметно».

Что за люди составляли ту основную среду, которая выдвигала предприимчивых и смелых людей в качестве руководителей всех этих переворотов? Отчасти это видно по характеристике, которую дает им Цицерон в речах «Против Катилины», изображая личность вождя и перечисляя разные категории участников заговора. Конечно, не надо забывать, что его характеристика не отличается беспристрастием.

Прежде всего остановимся на том, как Цицерон рисует историческую обстановку, в которой зародился этот заговор. Картина довольно мрачная. «Вспомните, Квириты,– обращается он к народу, собравшемуся на сходке (contio)все гражданские несогласия (dissensiones), не только те, о которых вы слыхали с чужих слой, но и те, которые вы сами помните, как очевидцы. JT. Сулла подавил П.

Сульпиция, Гая Мария, стоявшего на страже нашего города, а многих других доблестных граждан он изгнал или перебил. Консул Гн. Октавий вооруженной силой изгнал из города своего коллегу (Цинну.– С. Р.). Все это место (форум.– С. Р.) было завалено грудами тел и залито кровью граждан. Позднее (в конце 87 г.– С. Р.) победил Цинна вместе с Марием.

Тогда были убиты славнейшие люди и угасли светила государства. Впоследствии за жестокость этой победы отомстил Сулла (в 82 г., возвратившись в Рим по окончании войны с Митридатом.– С. Р.). Нечего и говорить, сколько погибло при этом граждан и каким это было несчастьем для государства! М. Лепид (консул 78 Г. – C. Р.) вступил в столкновение со славнейшим и доблестнейшим мужем Кв.

Катулом (сыном победителя кимбров. – С. Р.). Горе государству принесла не столько смерть его самого, сколько гибель остальных» (Цицерон, Против Катилины, III, 24). Вот какая кровавая страница охватывает события только за одно десятилетие. Но многие факты здесь не упомянуты – такие, как война с марианцем Серторием в Испании, восстание Спартака и др.

В эту цепь глубоких внутренних потрясений должен быть включен и заговор Катилины, занимающий важное место в биографии Цицерона.

Не входя в подробности заговора Катилины, остановимся только на выяснении той среды, в которой возник этот заговор. Воспользуемся для этого блестящей картиной, которую набрасывает Саллюстий, определяя состав заговорщиков. При этом обнаруживаются и социальные воззрения самого автора, который идеализирует прошлое, чтобы бросить обвинение нобилитету.

«В эту пору,– пишет он,– государство римского народа представляется мне в крайне плачевном состоянии. В то время, как все области от востока до запада были покорены и подчинялись римскому оружию, а внутри было полное спокойствие н притекали богатства,– что более всего ценят смертные,– оказались все-таки граждане, которые с упрямым упорством вели к погибели и себя, и все государство.

Действительно, несмотря на дважды состоявшееся решение сената, из такого большого числа участников не нашлось ни одного, кто соблазнился бы наградой и выдал заговор или ушел из лагеря Катилины: так сильна была болезнь и как бы зараза, овладевшая умами многих граждан» (Саллюстий, Заговор Катилины, 36, 4–5.).

Далее Саллюстий характеризует разные категории заговорщиков и старается вскрыть руководившие ими побуждения (37–39, 3).

В рассуждениях Саллюстия есть, конечно, черты, подсказанные его моралистическими взглядами на историю, но в общем он рисует социальную среду, в которой зародился заговор, как человек, близко стоявший к событиям и деятелям этой эпохи.

Источник: http://www.binetti.ru/content/1255

§1. Первый и второй заговоры Катилины

В первом заговоре, разобраться очень сложно, историки до сих пор спорят был ли это заговор и участвовал ли там Катилина. Что бы в этом разобраться нужно начать с самого начала.

В 68 г. Катилина служил претором, в 67 г. получил наместничество в Африке. После отбытия срока службы он был привлечен к суду по обвинению в злоупотреблениях. Поэтому, когда в 66 г. Катилина выставил свою кандидатуру в консулы на 65 г., он был отведен по формальным мотивам как состоящий под судом. “Это послужило исходной точкой для первого заговора Катилины” Ковалев С.И.

История Рима глава XXIV . На 65 г. приходится попытка Катилины произвести переворот. В заговоре принимало участие много представителей римской «золотой молодежи», для которой предприятие сулило легкую возможность избавиться от долгов. Позднее в обществе ходили упорные слухи, что за спиной заговорщиков стояли Красс и Цезарь.

Предполагалось в условленный день (вероятно 1 января 65 г.) убить консулов, выбрать на их место своих сторонников и уничтожить видных сенаторов. После этого Красса должны были назначить диктатором, а Цезаря — начальником конницы. “Для первого заговора характерна его колеблющаяся, нерешительная тактика Утченко С.Л. Цицерон и его время.”.

В решительный момент, когда Катилина подал условный знак, заговорщиков оказалось слишком мало, и выступление не состоялось. Дион Кассий правильно рисует положение: «Кроме других лиц, к их плану присоединились также Гней Пизон и Луций Катилина, человек, преисполненный самой решительной отваги, который и сам домогался консулата.

Однако им ничего не удалось сделать, так как их замысел был открыт и сенат приставил к Котте и Торквату охрану. Против виновных должно было состояться сенатское постановление, но один из трибунов воспрепятствовал этому». Любопытен момент трибунской интерцессии. По-видимому, заговорщики пытались протянуть какие-то нити, непосредственно или через Ю.

Цезаря, в толщу римского плебса и нашли попутчика в лице этого трибуна. Напуганный сенат облегчил оправдание Катилины, дав ему своего рода взятку.

Не этим ли объясняется выступление в его защиту консула Торквата и, может быть, самого Цицерона? Тогда становится понятным и то, почему в процессе Катилины произошел раскол между Senatus Populusque Romanus, и почему Цицерон в речи «In toga candida» мог только намекать, а не акцентировать внимание на роли Катилины.

К тому же о роли Катилины в этом заговоре можно спорить: Друманн считает его главою и здесь, Моммзен же — только орудием в руках Красса и Цезаря. C. John приводит очень убедительные доводы в пользу того, что главную роль здесь играли другие, а Катилина — лишь второстепенную. Бесспорно только то, что власти узнали о заговоре вовсе не на пороге консульских комиций 64 г., как в этом пытается нас уверить гоняющийся за драматическим эффектом Г. Буасье.

“Таким образом, первый заговор был только генеральной репетицией второго, в котором Катилина безусловно занял первенствующую роль Иванов Ю.А. Заговор Катилины и его социальная база.”.

Тем временем приближалась новая предвыборная кампания, и Рим вновь был потрясен еще более бурными происшествиями. Катилина выставил свою кандидатуру на должность консула на 62 год. Кроме него в борьбе участвовали Децим Юний Силан, Луций Лициний Мурена и Сервий Сульпиций Руф.

Катилина всеми силами старался получить большинство и не жалел сил и средств на подкуп избирателей. Необходимо сказать, что в целях борьбы с подкупами был принят ряд постановлений, ужесточивших наказание за ведение нечестной предвыборной борьбы.

Один из них — закон Кальпурния 67 года — предусматривал денежный штраф, исключение из сената и пожизненное лишение права занимать какие-либо государственные должности.

В 63 году был принят так называемый Туллиев закон (по имени Марка Туллия Цицерона), который к перечисленным выше мерам добавлял изгнание сроком на 10 лет. Консульские выборы состоялись в июле 63 года. На них победили Силан и Мурена.

Обычно считают, что Саллюстий ошибочно отнес начало второго заговора Катилины к 64 г. Но так ли это? Только провал на следующих комициях толкнул Катилину на прямое действие, но ниоткуда не видно, чтобы заговорщики после первой неудачи распались на неорганизованные единицы и утратили связь между собою.

Они только перестроились: Катилина стал признанным вождем и взял дело в свои руки. Во всяком случае уже Квинт Цицерон называет среди лиц, окружающих Катилину, ряд активных деятелей второго выступления Цицерон Вторая речь против Катилины. Катилина не мог, конечно, не проанализировать причин первой неудачи, да и победа Цицерона многому его научила.

Все первое полугодие нового консульства прошло для заговорщиков в накоплении сил.

Программа «минимум» Катилины для своих знатных сообщников сформулирована у Саллюстия: “проскрипции, раздача магистратур, конфискации и захваты” Саллюстий О заговоре Катилины.

Программой «максимум», с которой катилинарцы шли обманывать плебс, был старинный лозунг «передел земель и аннулирование долгов» Иванов Ю.А. Заговор Катилины и его социальная база..

Эта программа никуда не вела, она сулила только передышку, звала в глубокое прошлое, а не в будущее.

Правительственной партии пришлось напрячь все силы; отложив на несколько дней комиции, ей удалось обставить выборы с театральным драматизмом. Цицерон явился на комиции в панцире под тогой и старательно это демонстрировал, а вокруг него расположился вооруженный отряд из всаднической молодежи.

Мобилизовав все свои силы и терроризировав неустойчивые элементы плебса, правительство снова провалило Катилину, но этим показало ему, что легальным путем он никогда не сможет добиться консулата. Значит, ему остались только нелегальные приемы борьбы.

Однако, располагая одним лишь агентурным материалом, нельзя было осудить римского патриция без воли всей общины, а в этом случае успех был более чем сомнителен. Такой шаг оттолкнул бы многих колеблющихся плебеев в лагерь катилинарцев.

Приходилось выжидать, наблюдать и парализовать прямые бунтарские выступления, делая вид, что неизвестно даже, какие «неизвестные агрессоры» совершили в начале ноября неудачное нападение на Пренесте. Создавшееся положение наглядно демонстрирует разложение государственного аппарата республики.

Знаменитая первая речь Цицерона против Катилины — прежде всего, декларация сердитого бессилия; консул, получивший чрезвычайные полномочия, еще не смеет тронуть Катилину. “Теперь, Катилина, продолжай идти тем путем, каким ты пошел; покинь, наконец, Рим; ворота открыты настежь, уезжай.

” Цицерон Первая речь против Катилины Он упрашивает его убираться восвояси, всячески гарантируя ему безопасное и даже почетное отступление. На другой день, перед народом, он развивает ту же тему далее. С Катилиной уехало до 300 человек, и вслед за ним потянулись многие. Немного спустя поехал, но вернулся с дороги Клодий, поехал сын сенатора Фульвий, но был пойман и казнен отцовской властью.

Катилина лишь на полтора месяца пережил крушение своего заговора. С 20 октября Рим был объявлен на положении чрезвычайной охраны, но это нисколько не смутило заговорщиков. Они хладнокровно подготовляют нападение на Пренесте, и если бы не провокация в их среде, они получили бы в свои руки эту важную базу в Лациуме.

Катилина продолжает играть комедию оскорбленной невинности и многим сенаторам, в том числе самому Цицерону, предлагает посадить его в их доме под домашний арест. Цицерон, конечно, не попал в такую грубую ловушку. Они с Катилиной давно знали друг друга.

Наконец, в ночь на 7 ноября, на собрании в доме Леки Катилина и его сторонники окончательно выработали план действий и утром следующего дня делают попытку убить Цицерона. В заседании сената Катилина узнал, что его предали; даже сенатская молодежь, на комициях составлявшая его свиту, вынуждена была отшатнуться от него.

Ночью он покинул город, и не торопясь, зная, что погони еще быть не может, поехал в лагерь Манлия. Вероятно, он повез с собою и значительный транспорт оружия, не считая того, что уже было отправлено заранее. В области Арециума он вооружил и увел с собою значительный отряд колонов. В фезуланском лагере старый военный трибун переродился.

Видимо, школа Суллы давала не плохих мастеров военного дела. Он проявил кипучую деятельность, и если Манлий имел под оружием не более двух тысяч бойцов, то с приведенными Катилиной аретинцами и прочими крестьянскими отрядами их число дошло до 8—10 тысяч, так что Катилина мог создать из них два полных легиона.

Рассказ Саллюстия здесь точен и ясен, и нет смысла создавать проблему численности, опираясь на филологический анализ этих данных у Плутарха и Аппиана, как это сделал Г. Буасье. Однако не более четверти этого количества (вероятно, не более 2 000 чел.) были вооружены по-настоящему. Вооружение остальных была самое разнообразное, вплоть до обожженных кольев.

Тем, что оружия не хватало даже на свободных бойцов его армии, а не только классовой ограниченностью нужно объяснить странное отношение Катилины к явившимся ему на помощь плохо вооруженным отрядам рабов. Не только ранее, но и много позднее Милон, Целий и Секст Помпей не брезгали рабскими кадрами при комплектовании своих армий.

Против Катилины были посланы две армии. Одна — в Пицен под командой Марция Рекса, имевшего уже высший военный чин «императора», соответствующий в дни республики современному чину маршала; вторую повел к Фезулам бывший катилинарец, консул Г. Антоний. Все понимали то, что четко выразил потом Т.

Моммзен: «Антоний отличался таким характером, что только случай мог решить, поведет ли он свое войско против Катилины или же к нему на помощь» Моммзен Т. История Рима.. Поэтому к нему приставили преданного правительству военного трибуна Марка Петрея.

К несчастью для себя, Катилина слишком верил в неизбежность большого восстания на юге, и войска его маневрировали у предгорий Апеннин, выжидая развертывания событий, а тем временем войска его обратились к Марцию Рексу с письмом, написанным в довольно унылом тоне.

Письмо взывает к милосердию самого «императора» и сената: «Чтобы нам не оказаться перед необходимостью как можно дороже продать свою кровь» Саллюстий. О заговоре Катилины..

В ответ на это Марций Рекс предложил им капитуляцию на милость правительства, обещая, что последнее будет милостиво. Но Катилина просчитался. Его агитаторы в южной Италии действовали крайне неумело. Восстание поднять не удалось, налицо было только глухое брожение; а между тем, когда Катилина принял план прорыва на север, к аллоброгам, время было уже потеряно.

Видимо, он знал, что там назревает восстание, и, придя туда со своими двумя легионами, он мог бы неограниченно долго разыгрывать там роль второго Сертория. Он продвинулся несколько на север к Пистории, откуда но долине реки Ремис шла шоссейная дорога на северо-восток, к Бононии, и открывался выход на столбовую дорогу за Альпы. В Галлии, как мы знаем, тоже было очень неспокойно.

Но туда путь ему преградил Марций Рекс, а с юга его настигал Антоний. Катилина оказался между двумя более сильными, чем у него самого, армиями. Приходилось выбирать — и Катилина предпочел броситься навстречу Антонию и выбрал крепкую позицию для боя. В краткой и сильной речи он призывал свою армию победить или «уступить противнику победу, смешанную с кровью и слезами» Иванов Ю.А.

Заговор Катилины и его социальная база.. У Антония не хватило мужества встретиться с ним лицом к лицу. Руководство боем принял Петрей и умело использовал свой, вероятно, двойной перевес сил. Катилина дрался с яростью отчаяния и пал покрытый ранами, далеко впереди своего строя.

Его бойцы выполнили слово, данное Марцию Рексу: почти вся его небольшая армия полегла на месте, не уступая противнику ни пяди земли. И Саллюстий и его эпитоматор, Юлий Флор, с благоговейным ужасом говорят об этом кровавом побоище.

“Катилина с легковооруженными находился в первых рядах, поддерживал колебавшихся, заменял раненых свежими бойцами, заботился обо всем, нередко бился сам, часто поражал врага; был одновременно и стойким солдатом, и доблестным полководцем. Саллюстий. О заговоре Катилины.”

Источник: https://hist.bobrodobro.ru/8570

Ссылка на основную публикацию