Диктатура корнелия суллы — для студента

Диктатура Корнелия Суллы - Для студента
Луций Корнелий Сулла

Начало I в. до н. э. ознаменовалось обострением борьбы между оптиматами и популярами.

Оптиматы — защитники интересов аристократии.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Популяры — сторонники интересов трудящихся слоев.

Консул Гай Марий, сторонник популяров, командовал римской армией в войне с понтийским царём Митридатом VI (132-63 гг. до н. э.).

Один из оптиматов, Луций Корнелий Сулла, служил командиром в войске Мария. В 88 г. до н. э. его избрали консулом, и он возглавил армию.

Но популяры, политические противники Суллы, добились отстране­ния его от командования. Сулла ответил решительны­ми действиями — развернул армию на Рим и штурмом овладел городом.

Началась борьба против Мария и его сторонников, в которой Сулла одержал победу.

Став в 82 г. до н. э. диктатором Рима на неограничен­ный срок, Сулла начал уничтожать своих врагов — попу­ляров. Были составлены особые списки врагов государс­тва, по которым во время проскрипций были казнены сотни знатных римлян. Их имущество перешло к Сулле.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Догматизация философии - для студента

Оценим за полчаса!

Диктатор одаривал всякого, кто указывал, где прячутся его враги. Рабов казнённых римлян отпускали на волю: опорой Суллы были 10 тысяч рабов, получивших имя своего освободителя и ставших называться Корнелиями (по римским обычаям, вольноотпущенные принимали родовое имя своего освободителя).

Вместе с врагами Суллы были убиты тысячи невинных, на имущество ко­торых посягали диктатор н его сторонники.

Проскрипции (с латин. «согласно с записью») — список лиц, объявленных вне закона; их ждала смертная казнь. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Три года римская знать жила в страхе, каждый день ожидая беды из-за малейшей прихоти диктатора. Плебс же получал от него подачки, зрелища, дармовые утеше­ния и был удовлетворён таким положением в стране.

В период правления Суллы комиции и трибуны бы­ли лишены власти. Единым государственным органом в стране остался сенат, оплот аристократии. В конце концов, политика Суллы потерпела поражение. В 79 г. до н. э. диктатор добровольно отрёкся от власти, уехал в одно из своих роскошных имений, где вскоре и умер.

На этой странице материал по темам: Вопросы по этому материалу:

Источник: http://WorldOfSchool.ru/istoriya/drevnego-mira/stati/drevnij-rim/respublika/pozdnyaya/diktatura-luciya-korneliya-sully

Диктатура Суллы (стр. 3 из 3)

Диктатура Луция Корнелия Суллы была первым шагом к установлению в Древнем Риме императорской власти. Она началась с массового уничтожения его политических противников. В ходе гражданской войны в ряде итальянских городов, таких как Пренесте, Эзерния, Норба и ряда других, сулланцы уничтожили все мужское население.

По всей Италии действовали карательные отряды легионеров, разыскивавших и уничтожавших явных и тайных врагов диктатора. Некоторые итальянские города за поддержку Гая Мария лишились своих земельных владений. У других были срыты крепостные стены, и теперь они в случае возобновления гражданской войны становились беззащитными.

Особенно жестоко был наказа город Сомний, воины которого до последнего бились с легионами сулланцев.

Было сломлено сопротивление марианцев в Сицилии, Северной Африке и Испании. Особенно в этом отличился полководец Гней Помпей, которого Сулла удостоил прозвища Великий.

Положив начало резне, Сулла не прекращал уже ее и наполнил горд убийствами без счета и конца. Многие пали вследствие личной вражды, без всякого столкновения с самим Суллой : угождая своим приверженцам, он выдавал людей им не расправу.

После этого он составил проскрипционный список в восемьдесят человек. Последовал взрыв всеобщего негодования, а через день Сулла объявил новый список в двести двадцать человек, затем третий – не меньше.

Он обратился с речью к народу и сказал, что в списки он внес только тех , кого припомнил, а если кто-нибудь, ускользнул от его внимания, то он составит еще другие такие же списки.

И он помещал в списки всякого, кто принял и укрыл в своем доме кого-либо из жертв, карал смертью человеколюбие и не щадя ни брата, ни сына, ни родителей, а всякому убившему опального он назначал в награду два таланта, платя за убийство, хотя бы раб убил своего господина или сын отца.

Но самой вопиющей несправедливостью являлось то, что он лишал гражданской чести сыновей и внуков опальных и подвергал конфискации их имущество. Проскрипции свирепствовали не только в Риме, но и по всем городам Италии. От убийств не защищали ни храмы богов, ни очаг гостеприимства, ни отчий дом; мужья гибли в объятьях супруг, сыновья — в объятьях матерей.

При этом павшие жертвой гнева были лишь каплей в море среди тех, кого казнили ради их богатства. Палачи имели повод говорить, что такого-то сгубил его огромный дом, этого- сад, иного- теплые купанья.

Так, Квинт Аврелий, человек, далекий от политики, читал как-то , выйдя на Форум, имена внесенных в списки в полной уверенности, что бедствие затрагивает его лишь в меру его сочувствия чужому горю. И вдруг он там находит собственное имя. « Ах, я несчастный, — воскликнул он, — меня преследует мое албанское имение ». И как только он немного отошел, его убил кто-то, погнавшийся следом.[4]

Опытный в вопросах государственной внутренней политики, Сулла с первых лет своей диктатуры начал заботиться о том, чтобы иметь как можно больше своих приверженцев.

Свыше 120тысяч ветеранов сулланской армии, сражавшихся под его командованием против понтийского царя и в гражданской войне, получили большие земельные участки в Италии и стали владельцами поместий, в которых использовался труд рабов. С этой целью диктатор проводил массовые конфискации земель.

Достигались сразу три цели: Сулла расплачивался со своими солдатами, наказывал врагов и создавал опорные пункты своей власти по всей Италии. Если некогда аграрный вопрос использовался как орудие демократии, то в руках Суллы он стал орудием олигархии и личной власти могущественного диктатора.

Триумф Суллы был отпразднован с крайней пышностью. Роскошна и редкостна была добыча, отнятая у царя , но лучшим украшением триумфа, картиной действительно прекрасной, были римские изгнанники.

Самые родовитые и богатейшие из граждан с венками на головах следовали за Суллой и называли его спасителем и отцом в благодарность за то, что он возвратил их на родину и вместе с ними их жен и детей. По окончании торжества Сулла произнес в народном собрании речь, в которой дал обзор своих деяний.

Успехи, которыми он был обязан счастью, он перечислял не менее усердно, чем свои личные заслуги, и в заключении потребовал, чтобы за все это ему присвоили наименование «Счастливца».

Как диктатор Сулла возобновил и даже расширил все свои старые меры против демократии. Раздачи хлеба были отменены. Власть народных трибунов свелась к фикции.

Они могли действовать в законодательном и судебном порядке только с предварительного одобрения сената. Бывшим народным трибунам запрещалось занимать курульные должности.

Это постановление лишало народный трибунат всякой привлекательности для лиц, желавших делать политическую карьеру.

Сулла установил строгий порядок прохождения магистрату: нельзя было стать консулом, не пройдя предварительно претуры, а на последнюю нельзя было баллотироваться до прохождения квестуры.

Что касается эдильства, то оно включалось в эту лестницу магистратур, так как предполагалось, что всякий политический деятель непременно пройдет через должность эдила, открывавшую широкие возможности завоевать себе популярность.

Было восстановлено старое правило, что для вторичного избрания в консулы требуется 10-летний промежуток.

Сулла увеличил количество преторов до8, квесторов- до 20, что вызывалось растущей потребностью государства в административном аппарате. Бывшие квесторы механически становились членами сената.

Так как при этом сенаторы были объявлены несменяемыми, тем самым отпала одна из важнейших функций цензоров – пополнение сената.

Хозяйственные обязанности цензоров передавались консулами, и таким образом цензура фактически упразднялась.

Конституционные реформы Суллы формально преследовали цель восстановить господство аристократии. Естественно поэтому, что сенат был им поставлен во главе государства. Все старые права и прерогативы сената восстанавливались.

В частности, судебный закон Гая Гракха был отмене и суды снова переданы сенаторам. Постоянные комиссии уголовных судов были значительно улучшены и число их увеличено. Однако в духе реформы Друза количество сенаторов было пополнено путем выбора по трибам 300 новых членов из всаднического сословия.

Фактически избранными оказались младшие сыновья сенаторов, сулланские офицеры и «новые люди», вынырнувшие на поверхность политической жизни во время последнего переворота. Таким путем было положено начало формирования новой знати, которая должна была служить опорой сулланского порядка.

Под флагом реставрации сенатской республики Сулла укрепил свою личную диктатуру.

Среди мероприятий Суллы нужно особенно отметить административное устройство Италии. Это была одна из наиболее прочных и прогрессивных реформ. Здесь Сулла юридически оформил то положение вещей, которое создалось в результате Союзнической войны.

Сулла сдержал свое обещание, данное в послании сенату: новые граждане из италиков сохранили все свои права вплоть до равномерного распределения по всем 35 трибам. Теперь , при ослаблении демократии, это ничем не угрожало новому порядку. В связи с этим Сулла точно определил границы Италии в собственном смысле слова.

Северной границей ее должна была служить маленькая р.Рубикон, впадавшая в Адриатическое море к северу от Аримина. Часть современной Италии, лежавшая между Рубиконом и Альпами, образовала провинцию Цизальпинская Галлия.

Она была разбита на крупные городские территории, к которым в транспаданской части были приписаны галльские племена. Собственно Италия была разделена на небольшие муниципальные территории с правом самоуправления.

Многие италийские города, на землях которых Сулла расселил своих ветеранов, были переименованы в гражданские колонии. Сулла реформировал также в известной мере налоговую систему в провинциях, частично уничтожив откупа в Азии, что должно было ослабить всадников.

Укрепив власть римского сената и своих сторонников в нем, Луций Корнелий Сулла решил провести свободные выборы и в 79 году до н.э. добровольно сложил с себя диктаторские полномочия.

Некоторые исследователи полагают, что Сулла снял диктатуру не в 79 году, как обычно считали, а в 80 году, пробыв на посту положенные 6 месяцев. После этого он стал консулом, а в 79 году снял с себя и эту консульскую власть.

Скорее всего, Сулла взял диктатуру на неопределенный срок, что явилось принципиальным новшеством, и отказался от нее в 79 году. Таким образом, он был первым из римских правителей, который поставил себя над остальными, создав особую власть.

При этом он до последних дней сохранял огромное влияние на политическую жизнь Рима. Отказ Суллы от диктаторской власти был неожиданным для его современников и непонятен античным и более поздним историкам.

Моммзен считает его исполнителем воли нобилитета, ушедшим сразу после того, как только был восстановлен старый порядок.[5] Противоположное мнение было высказано Ж.Каркопино, который считает, что диктатор стремился к единоличной власти, но был вынужден уйти из-за оппозиции в своем окружении.

Однако в целом его гипотеза противоречит фактам. Уход был явно добровольным, а его причиной, видимо, следует считать целый комплекс факторов.

Главным, пожалуй, было то , что ни общество, ни лидеры, в том числе и сам Сулла, не созрели для постоянной единоличной власти и с самого начала считали диктатуру только временной. От Суллы ожидали реставрации старой республики, именно так рассматривал свою деятельность и он сам.

В довершении ко всему диктатор был смертельно болен. Сулла долгое время не знал, что у него во внутренностях язвы, а между тем все его тело подвергалось гниению и стало покрывать несметным количеством вшей.

Он не только предвидел свой конец, но, некоторым образом, даже писал о нем. Двадцать вторую книгу своих «Воспоминаний» он прекратил писать лишь за два дня до смерти, а там он повествует, что по словам халдеев, ему предстоит, после прекрасной жизни, умереть, достигнув вершины благополучия.

Утром в день похорон небо было окутано облаками. Ждали ливня и потому начали вынос едва в девятом часу. Когда развели костер, внезапно поднялся сильный ветер, раздул пламя, и тело сгорело дотла.

Но лишь только костер начал угасать, как на остатки замирающего пламени пролился сильный дождь и продолжался затем до самой ночи. Таким образом счастливая судьба Суллы, казалось, до гроба была ему верна.

Гробница Суллы находится на Марсовом поле. Надпись на ней ,по преданию, составлена им самим: «Здесь лежит человек, который беле, чем кто-либо из других смертных, сделал столько добра друзьям и зла врагам».

[1] Плутарх «Избранные жизнеописания. Сулла», Минск,1995год

[2] Р.Эрнест и Тревор Н.Дюпюи «Всемирная история войн.Книга первая» , Москва, 1997год

[3]История Древнего Рима/ Под ред. В. И. Кузищина. М., 1981год

[4]Плутарх «Избранные жизнеописания.Сулла» стр.325, Минск , 1995год

[5]Моммзен Т. История Рима, СПб,1993год

Источник: https://mirznanii.com/a/184468-3/diktatura-sully-3

Первая гражданская война. Диктатура Суллы

В 88 г. до н. э., когда еще не утихла Союзническая война, понтий- ский царь Митридат VI Евпатор вторгся в римскую провинцию Азия, где по его приказу были истреблены все проживавшие там римляне и италики.

Полководцы царя были посланы в Македонию и Грецию, над владениями Рима в Восточном Средиземноморье нависла серьезная опасность. Митридат (120—63 гг. до н. э.) был грозным противником и одной из самых колоритных фигур эллинистического мира.

Он значительно расширил границы своего царства, присоединив Боспор, Колхиду и Малую Армению, и теперь собирался присовокупить к ним восточно-средиземноморские провинции Рима.

По решению сената командовать армией в войне с Митридатом предстояло консулу 88 г. Луцию Корнелию Сулле, одному из лидеров оптиматов. Гай Марий, не желая мириться с тем, что восточное командование попадет в руки его давнего соперника, заключает союз с народным трибуном Публием Сульпицием Руфом.

Сульпиций смог провести через комиции следующие предложения: новых граждан-италиков распределить по всем трибам и передать командование в Митридато- вой войне Марию. Сулла, узнав о передаче полномочий командующего Марию, отправляется к своему войску в Кампанию и немедленно созывает воинов на сходку.

Страстный рассказ полководца о нанесенной ему обиде воспламенил легионеров, и они, поклявшись Сулле в преданности, потребовали, чтобы тот повел их на Рим. Это было чрезвычайным событием в истории Рима: армия впервые заявила о желании вмешиваться в вопросы власти.

Сулла взял Рим, Сульпиций был убит, его законы отменены, а Марий едва спас свою жизнь, после многих злоключений найдя пристанище у своих ветеранов-колонистов в Африке.

Торопясь на Восток, Сулла (рис. 11.6) не успел закрепить обе консульские должности на следующий год за своими сторонниками. Одним из консулов стал оптимат Гней Октавий, другим — ярый антисулланец Луций Корнелий Цинна. Взяв с консулов клятву, что они будут соблюдать установленный порядок, Сулла весной 87 г. до н. э.

отправился на войну. После его отъезда между консулами начались разногласия, переросшие в побоище на форуме. Цинна бежал, но, наученный примером Суллы, вновь поднял против Рима армию; к нему присоединился Марий, высадившийся с отрядом изгнанников в Этрурии.

Марий и Цинна захватили Рим и учинили в нем страшную резню: среди погибших были Гней Октавий, Квинт Лутаций Катул и многие другие знатные оптиматы. Через некоторое время Марий, успев в седьмой раз сделаться консулом, умер, и фактически единоличным правителем города стал Цинна, три года подряд избиравшийся консулом.

Марианское правительство удовлетворило наконец главное требование италиков: новые граждане распределялись по всем 35 трибам. Была проведена также частичная кассация долгов и увеличены раздачи хлеба.

Понимая неизбежность столкновения с Суллой, Цинна стал готовить войско для похода, но был убит взбунтовавшимися солдатами, который не желали отправляться в поход зимой (34 г. до н.э). Гибель Цинны лишила марианцев единственного способного противостоять Сулле вождя.

Пока в Риме хозяйничали марианцы, Сулла довольно успешно воевал в Греции. Он захватил перешедшие на сторону Митридата Афины и разбил армию понтийцев в двух крупных сражениях при Херонее и Орхомене.

Читайте также:  Проверка курсовую на плагиат: 5 онлайн и 2 офлайн способа, лучшие рекомендации

Победа, однако, не была окончательной, но Сулла торопился в Рим, поэтому согласился на переговоры с Митридатом и заключил с ним в городе Дардане на Геллеспонте мир (85 г. до н. э.).

Пон- тийский царь возвращал все территории, завоеванные в Малой Азии, и выплачивал контрибуцию.

Рис. 11.6. Предполагаемый скульптурный портрет Луция Корнелия Суллы, Мюнхенская глиптотека1

Развязав себе руки, в 83 г. до н. э. Сулла возвратился в Италию, начался новый этап гражданской войны. У Суллы первоначально насчитывалось меньше солдат, чем у его противников, но в рядах мариан- цев не было талантливых полководцев. Из армии марианского консула 82 г. до н. э.

Карбона началось повальное дезертирство, другой консул, Марий Младший, был осажден в крепости Пренесте. Марианцы вместе с преданными им самнитами были разбиты в решающем сражении у Коллинских ворот Рима (82 г. до н. э.), несколько дней спустя пала Пренесте, Марий покончил с собой.

Марианские отряды были выбиты из Африки и Сицилии; остатки войска марианцев укрылись в Испании, которую контролировал марианский наместник Серторий.

Сулла, назначенный сенатом диктатором, стал фактически хозяином страны.

Полномочия Суллы не ограничивались сроком, и столь же неопределенно формулировалась их цель: «для издания законов и наведения порядка в государстве» (legibus scribendis et rei publicae constituendae). Эта формулировка допускала возможность самого широкого толкования и служила, по сути, лишь прикрытием для режима [1]

личной власти, установленного Суллой. Массовые репрессии, обрушившиеся на головы политических противников диктатора, придали его диктатуре зловещий характер. Зверства, творившиеся именем Суллы, заставили потускнеть память о марианском терроре и сделали для римлян ненавистным само слово «диктатура».

Попытка упорядочить вакханалию убийств придала ей особое изуверство: в Риме вывешивались списки людей, подлежавших уничтожению, — проскрипционные списки.

Среди казненных во время проскрипций было немало невинных, далеких от политической борьбы граждан, ставших жертвами личной вражды или собственного богатства.

Проскрипции (от лат. proscribes — объявлять, обнародовать) — списки, в которые вносились имена людей, объявленных вне закона и подлежавших уничтожению без суда (в Риме впервые применены Суллой).

Сулла стремился упрочить не только личную власть, но и закрепить первенствующее положение сената в государстве. Он расширил сенат до 600 человек, в основном за счет своих верных приверженцев, вернул ему суды, упразднил должности цензоров.

Был установлен строгий порядок прохождения магистратур (Zeges annales): определены возрастные ограничения и интервалы между занятием одной и той же должности, так, консулом можно было стать только по достижении 43 лет, а вторичного избрания на эту должность нужно было ждать не менее 10 лет.

Этими мерами Сулла пытался поставить магистратов под контроль сената. Другим законом диктатор обеспечивал контроль сената над провинциальными наместниками: они не могли самостоятельно покидать провинцию, начинать по своей инициативе войну, им запрещалось вступать на территорию Италии, не распустив войска.

Существенно ограничивались полномочия народных трибунов: трибуны лишались законодательной инициативы, за злоупотребление правом вето их можно было подвергнуть штрафу, бывшим народным трибунам запрещалось занимать высшие государственные должности (начиная с эдилов). Хлебные раздачи отменялись.

Не забыл Сулла отблагодарить и верную ему армию: около 120 тыс. ветеранов получили земельные наделы.

Вопрос для размышления

В чем принципиальное отличие сулланской диктатуры от древней магистратуры? Какие угрозы, по вашему мнению, она несла для республиканского строя?

В 79 г. до н. э., когда власти Суллы ничего не грозило, он неожиданно объявил в комициях, что слагает с себя полномочия и готов дать отчет в своей деятельности любому, кто пожелает. При полном молчании народа он сошел с трибуны, а через несколько дней уехал в свое кампанское поместье. Через год Сулла умер от таинственной «вшивой болезни», ему были устроены пышные похороны.

Неожиданный отказ от власти — одна из загадок личности Суллы. Этот поступок плохо согласуется с тем безудержным стремлением к единоличной власти, которое ему традиционно приписывалось.

Скорее всего, диктатор действительно хотел восстановить всевластие сената в духе старой республики, хотя делал это, разумеется, отнюдь не республиканскими методами. Пример Суллы ясно показал, как опасен командующий, за спиной которого — легионы.

Однако его карьера вызывала у современников не только отвращение: слишком велик был соблазн повторить ее.

  • Работа с источником
  • Прочтите описание проскрипций у античных авторов и дайте ответ на вопрос: Против кого были направлены проскрипции и кто часто становился их жертвой?
  • Плутарх, Биография Суллы, 31:

Сулла составил список из восьмидесяти имен. Несмотря на всеобщее недовольство, спустя день он включил в список еще двести двадцать человек, а на третийопять по меньшей мере столько же.

Выступив по этому поводу с речью перед народом, Сулла сказал, что он переписал тех, кого ему удалось вспомнить, а те, кого он сейчас запамятовал, будут внесены в список в следующий раз. Тех, кто принял у себя или спас осужденного, Сулла тоже осудил, карой за человеколюбие назначив смерть и не делая исключения ни для брата, ни для сына, ни для отца.

Зато тому, кто умертвит осужденного, он назначил награду за убийстводва таланта, даже если раб убьет господина, даже если сынотца. Списки составлялись не в одном Риме, но в каждом городе Италии. И не остались не запятнанными убийством ни храм бога, ни очаг гостеприимца, ни отчий дом. Мужей резали на глазах жен, детейна глазах матерей.

Павших жертвою гнева и вражды было ничтожно мало по сравнению с теми, кто был убит из-за денег, да и сами каратели, случалось, признавались, что такого-то погубил его большой дом, другогосад, а иноготеплые воды. Квинт Аврелий, человек, чуждавшийся государственных дел, полагал, что беда касается его лишь постольку, поскольку он сострадает несчастным.

Придя на форум, он стал читать список и, найдя там свое имя, промолвил: «Горе мне! За мною гонится мое алъбанское имение». Он не ушел далеко, кто-то бросился следом и прирезал его.

Перевод В. М. Смирина

Аппиан, Гражданские войны, I, 95—96:

Сулла присудил к смертной казни до сорока сенаторов и около тысячи шестисот так называемых всадников.

Сулла, кажется, первый составил списки приговоренных к смерти и назначил при этом подарки тем, кто их убьет, деньгикто донесет, наказаниякто приговоренных укроет Были убиты, подверглись изгнанию, конфискации имущества многие из числа тех италийцев, которые повиновались Карбону, Норбану, Марию или их подначальным командирам. Поводами к обвинению служили гостеприимство, дружба, дача или получение денег в ссуду; к суду привлекали даже за простую оказанную услугу или за компанию во время путешествия. И всего более свирепствовали против лиц богатых. Когда единоличные обвинения были исчерпаны, Сулла обрушился на города и их подвергал наказанию, либо срывая их цитадели, либо разрушая их стены, или налагая на граждан штрафы, или истощая их самыми тяжелыми поборами.

Перевод С. П. Кондратьева

Источник: https://studme.org/131278/istoriya/pervaya_grazhdanskaya_voyna_diktatura_sully

Читать

Н.В. Чеканова

РИМСКАЯ ДИКТАТУРА ПОСЛЕДНЕГО ВЕКА РЕСПУБЛИКИ

РЕВОЛЮЦИЯ ИЛИ РЕФОРМА?

Общеизвестно нормативное значение античной культуры. Понятие классического накрепко связано в представлении людей Нового времени с историей древней греко-римской цивилизации, с несравненными достижениями этой цивилизации в сфере человеческой культуры.

Однако обычно это представление опирается на достижения древних греков и римлян прежде всего в областях художественной и духовной культуры — в архитектуре и скульптуре, в поэзии, истории и философии.

Между тем исключительная интенсивность политической жизни античного общества, невероятное разнообразие форм и редкостная продуктивность экспериментов в этой области обусловили образцовость также и политического творчества античности.

Античные примеры городской жизни и гражданского общества, демократии, республиканизма и империализма стали хрестоматийными.

Можно сказать, что политическое творчество греко-римского мира столь же образцово, сколь и художественное и духовное. Для историка, для любого человека с развитым историческим интересом античность предоставляет обширное поле для наблюдений и сопоставлений.

Это своеобразная виртуальная лаборатория, где можно ставить один социологический опыт за другим.

Изучение доставляемых античностью примеров, плодотворное не только в силу разнообразия созданных классической древностью форм, но и вследствие исключительного богатства письменной традиции, делает обращение к историческому опыту античности занятием в высшей степени увлекательным и поучительным.

В наш век бурных социальных и политических перемен, в век разрушительных революций, кровавых военных конфликтов и рискованных общественных экспериментов (под нашим веком мы понимаем столетие, прошедшее от первой русской революции 1905 г.

) особенно интересным оказывается обращение к последнему веку Римской республики, к столетию, прошедшему от реформ братьев Гракхов до установления единодержавия Августа, иными словами, ко времени Гражданских войн (133—30 гг. до н. э.).

Здесь всё — и гражданские смуты, и массовые выступления рабов, и завоевательные войны, и крушение республиканского строя, и установление военной диктатуры, режима империи, — может доставить параллель к нашему недавнему прошлому, а стало быть, возможно, пролить дополнительный свет на вполне современные, актуальные проблемы.

Вот этому моменту римской истории и посвящена предлагаемая теперь вниманию читателей книга Н. В. Чекановой. Автор — преподаватель древней истории в Ярославском университете. Там, в Ярославле, Н. В.

Чеканова получила университетское образование, но завершение специальной высшей подготовки в области антиковедения было осуществлено ею в аспирантуре и докторантуре при кафедре истории древней Греции и Рима Исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Так что по своему специальному образованию и направлению научных занятий она несомненно является представителем Петербургской исторической школы.

Книга Н. В. Чекановой представляет собой фундаментальное научное исследование, посвященное одной из самых важных тем античной истории — переходу Рима от республики к империи.

Изложение исторично в лучшем смысле слова, поскольку опирается на факты и концентрируется вокруг ключевых событий, составлявших содержание перехода Римского государства от республиканской формы правления к военной диктатуре.

Но это не голая фактология; изложение проникнуто определенной идеей, содержит важный концептуальный элемент и, в частности, призвано ответить на неоднократно обсуждавшийся в литературе Нового времени вопрос: переход Рима от республики к империи был революцией или реформой?

Рассмотрение ключевых событий эпохи Гражданских войн, приведших Римское государство к радикальной политической метаморфозе, ведется Н. В. Чекановой на широком историческом фоне. Автор начинает с анализа римской государственной системы накануне кризиса конца II—I в. до н. э.

При этом подчеркивается, что самым существенным фактором развития Римской республики были внешние завоевания, которые породили в римском гражданском обществе процессы дезинтеграции и дезорганизации. Державная, имперская политика нередко чревата страшным плодом — военной диктатурой, императорским режимом.

Так произошло и в Риме, но утверждение нового режима вовсе не было само собой разумеющимся или простым.

Обществу пришлось пройти через ряд испытаний, ряд более или менее радикальных преобразований, вехами которых были диктатура Суллы, затем Первый триумвират и диктатура Цезаря, наконец, Второй триумвират и единодержавие Октавиана Августа.

Замечательным аспектом осуществленной Н. В. Чекановой работы является воссоздание римской общественной жизни в эпоху Гражданских войн, мыслей и чувствований различных социальных групп, тех духовных ценностей, которые они исповедовали. Н. В.

Чеканова убедительно показывает социальный и идейный раскол в римском обществе времени поздней Республики: с одной стороны, общественная верхушка, сенаторская знать и некоторая часть средних слоев, с их приверженностью к традиции, к заветам предков; с другой — младшая сенаторская знать, «новые люди» (homines novi), городской люмпен-пролетариат, жители италийских общин и провинциалы, слабо интегрированные в римское общество, которым было присуще в той или иной степени безразличие к традиционным установлениям и ценностям. Эта поляризация и была пружиной социальных раздоров, основой для столкновения главных политических группировок — рядившихся в одежды демократии популяров и убежденных консерваторов-оптиматов, равно как и их лидеров.

Деятельность этих лидеров, и в первую очередь, разумеется, тех, кто пролагал пути к новому императорскому режиму, к системе империи, представлена в книге Н. В. Чекановой выпукло и живо.

Сулла, с его утопической попыткой соединить реставрацию старой нобильской республики с личной диктатурой, Цезарь, искусно разыгравший популярскую карту в борьбе за единоличную власть, Октавиан, преподавший (правда, не в одиночку, а вместе с партнерами по Второму триумвирату) последний кровавый урок старому обществу, — вот наиболее значимые фигуры и одновременно узловые моменты на пути от республики к империи.

Главное теоретическое положение, которое отстаивает Н. В. Чеканова, состоит в том, что переход от республики к империи был процессом сложной этнокультурной и социально-политической реформации, — не революции и не реформы, а именно реформации.

Выбор слова «реформация», по-видимому, не самый удачный, поскольку так обычно обозначается вполне конкретное историческое явление — антипапское движение времени позднего Средневековья и начала Нового времени, но самая мысль понятна и заслуживает внимания.

Переход от республики к империи, проходивший в Риме в рамках Гражданских войн конца II—I в. до н. э., не был, конечно, таким всеобъемлющим радикальным переворотом, влекшим за собой системную перемену, который обычно именуют революцией.

Не сводился он и к частному подновлению существующей системы, чем является реформа (или даже группа реформ). Это был сложный ряд преобразований, включавший в себя элементы как революционного, так и реформаторского плана.

В самом деле, с именами Суллы, Цезаря, Октавиана Августа связан целый ряд конструктивных преобразований, носивших характер реформ: расширение состава сената, увеличение числа магистратов, оформление муниципального строя, решение аграрного вопроса (правда, в особенной форме наделения землей ветеранов) и т. д. Вообще в понятие «глубокой и всеобъемлющей социокультурной реформации» более всего укладывается административная деятельность Цезаря. Чего нельзя сказать о кровавой вакханалии сулланских проскрипций и о терроре Второго триумвирата, для членов которого террор был и способом действия, и политическим принципом. А как определить в этом плане военно-политическое соперничество Суллы и Мария, Цезаря и Помпея, Октавиана и Антония, выливавшееся в такие масштабные конфликты, которые уже современниками приравнивались к гражданским войнам?

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=230901&p=35

Луций Корнелий Сулла – диктатор, сгнивший заживо

В конце жизни диктатор Рима Луций Корнелий Сулла прибавил к своему имени слово «Феликс», что значит «счастливчик». Удача действительно сопутствовала ему во всех начинаниях. С довольной улыбкой он побеждал в битвах, уничтожал политических противников и играл судьбами жителей Рима. После страшной смерти добиться царских почестей – это ли не удача?

Будущий диктатор Рима родился в знатной семье, благополучие которой, однако, осталось в прошлом. Его прапрапрадедушка, успевший побыть консулом и даже, вроде бы, диктатором, пострадал за любовь к роскоши.

Нравы в Риме в III веке до нашей эры были аскетичными, и за то, что у сенатора Корнелия дома нашлось больше серебряной посуды, чем полагалось, его с позором выгнали из сената. Потом род Корнелиев вовсе обеднел.

Юному Луцию Сулле пришлось из небольшого наследства выплачивать долги, оставшиеся после отца. У него не было даже собственного дома, что в его кругу считалось чуть ли ни нищетой.

Однако материальные проблемы не сильно угнетали Суллу. Молодость он провел весело — в пирах и попойках. Он получил неплохое образование, но до поры до времени не задумывался ни о государственном поприще, ни о военной карьере.

Службу он начал поздно. Только в 31 год он стал квестором — далеко не самым главным помощником в войске консула Гая Мария.

Его армия отправилась в североафриканскую Нумидию воевать с зарвавшимся царём Югуртой, убившим десятки мирных римлян.

Бюст Гая Мария

В офицерском кругу римского хлыща Суллу поначалу приняли неласково, изнеженного и утонченного квестора презирали и третировали. Продолжалось это недолго — благодаря добродушному характеру и врожденному обаянию Сулла сумел за несколько месяцев стать любимцем не только Мария, но и всей армии.

Вскоре у квестора появился шанс доказать, что он не только душа любой компании, но храбрый и хитрый воин. В 105 году до нашей эры разбитый Югурта укрылся у своего тестя, короля Мавретании Бокха. Убедить последнего выдать Риму собственного зятя взялся Сулла. С небольшим отрядом он отправился в лагерь Бокха, не зная, чью сторону примет царь Мавретании — Югурты или Суллы.

Риск был велик, но Бокх оказался умным политиком и сообразил, на чьей стороне сила.

Благодаря пленению Югурты Сулла получил должность легата и прославился на всю армию.

Во время триумфа в Риме официальные почести воздавались Марию, но весь город знал, что главную роль в этой победе сыграл молодой офицер из рода Корнелиев. Марий начал ревновать Суллу к славе.

Его зависть усилилась после германской кампании, когда Сулла, ставший уже военным трибуном, взял в плен вождя Тектосагов Копилла.

Битва римлян с германцами. С картины Джованни Батисты Тьеполо

Читайте также:  Журналы вак, ринц и научно-практические конференции - все о публикации научных статей - для студента

Вернувшийся в 101 году до нашей эры в Рим, победитель альпийских варваров Сулла решил поучаствовать в выборах претора, одного из двух верховных судей, но к своему удивлению проиграл. Не помогла даже наружная реклама — установленная в центре города статуя, изображавшая пленение Суллой царя Югурты.

Римский плебс плевать хотел и на статую, и на победы в далёких Альпах. Ему хотелось, чтобы кандидат устроил предвыборное цирковое шоу с гладиаторами и львами. Спустя год Сулла учел урок и избрался городским претором. Жертвами этой удачной кампании стали несколько десятков львов и гладиаторов.

После наместничества в Киликии, где Сулла подтвердил свои дипломатические и полководческие способности, ему пришлось вести боевые действия совсем недалеко от Рима. Многочисленные италийские племена захотели иметь такие же права, как жители вечного города, и подняли восстание. Сулла гонялся за бунтовщиками по всей Италии и разбивал их племена одно за другим.

Он дифференцировал репрессии против восставших: упорно сопротивлявшееся города отдавал на разграбление солдатам или сжигал, а с теми, кто сдавался без боя, просто подписывал договор о союзе с Римом. В результате войны, получившей название Союзнической, италики потерпели поражение, но получили права, которых добивались.

А Сулла стал главным героем всей кампании и легко избрался в консулы.

Бюст Суллы из музея в Венеции

Как раз в это время в 88 году до нашей эры развязал войну против Рима понтийский царь Митридат VI. По приказу властителя Причерноморья в Малой Азии были убиты более 30 тыс. римских граждан.

Командование армией, которая должна была усмирить Митридата, поручили консулу Сулле, однако не успел тот даже добраться до войск, как возникли проблемы. Его бывший начальник и старый завистник Гай Марий тоже хотел возглавить армию, направлявшуюся в богатые края.

Его интриги чуть было не привели к резне в сенате: оппозиционеры-марианцы взяли на заседание кинжалы и чуть было не пустили их в ход. Под давлением таких аргументов сенат назначил новым командующим Мария, но Сулла уже находился в военном лагере.

Солдаты его обожали, причем не за красивое лицо и правильные речи — он щедро раздавал своим легионерам участки земли в завоеванных местностях и в тех областях Италии, которые были зачищены от взбунтовавшихся племен.

Сулла повёл римскую армию на Рим. Посланцев сената, желавших отстранить его от командования, растерзали солдаты. Вскоре Вечный город был окружен, на улицах начались бои. Сопротивление противников Суллы быстро было подавлено, Гай Марий с сыном сбежали в Северную Африку.

Изгнанный Гай Марии на развалинах Карфагена

Вопреки ожиданиям, Сулла не остался в Риме, чтобы править захваченным городом, а спустя несколько месяцев продолжил прерванный поход против Митридата. Его армия переправилась в Грецию и подошла к Афинам.

Захваченный город Сулла отдал на разграбление своим солдатам, а сам устремился в Акрополь: его больше всего интересовали драгоценные рукописи Аристотеля.

Заполучив их, обрадованный консул помиловал Афины, однако к тому времени город был уже сильно разрушен, а тысячи его жителей убиты. В нескольких битвах римская армия разгромила войско Митридата.

Сулла наложил на побежденного контрибуцию в двадцать тысяч талантов серебра, отобрал часть кораблей и приказал понтийскому царю не высовывать носа дальше Кавказа. Мирный договор заключали, торопясь: Сулла спешил, так как в Риме опять начались беспорядки.

В отсутствии армии голову подняли сторонники Гая Мария. Они захватили власть и развязали в городе настоящий террор. Сулла опять развернул армию в сторону Италии.

Посланные против него войска отказывались подчиняться своим командирам, убивали их, и присоединялись к армии Суллы. Быстро захватив южную Италию, консул двинулся к Риму, почти не встречая сопротивления. Крупное сражение с произошло только у Коллинских ворот.

Марианцы оказались наголову разбиты, их предводители или погибли в бою, или сбежали из страны.

Монета с изображением передачи Югурты Бокхом Сулле

В 82 году до нашей эры Сулла стал правителем Рима. Сенат официально избрал его диктатором. Для этого пришлось изменить древний закон — последний диктатор правил Римом 120 лет назад и фактически был антикризисным управляющим избиравшимся не более, чем на полгода.

В случае Суллы же ограничений срока его правления не существовало — он брал власть «до тех пор, пока Рим, Италия, вся римская держава, потрясённая междоусобными распрями и войнами, не укрепится». Несмотря на сохранение республиканских декораций, Сулла сосредоточил в своих руках единоличную власть.

Он имел полное право «казнить смертью, конфисковать имущество, основывать колонии, строить и разрушать города, давать и отнимать престолы».Главным вкладом Суллы в дело государственного строительства стало изобретение им проскрипционных списков.

Они содержали имена «врагов народа» (читай врагов самого Суллы), которые подлежали уничтожению. Смертной казни подвергался любой, кто предоставил бы лицу из списка убежище или помощь, даже если преследуемый был бы членом его семьи. Дети и внуки «врагов Рима» лишались гражданства, всё имущество казненных конфисковывалось.

Два таланта серебра получал любой гражданин, предъявивший отрубленную голову преследуемого властью человека. Если голову предъявлял раб, награду он получал меньшую, но вдобавок ему даровалась свобода.

Первая табличка-проскрипция, вывешенная на форуме, содержала всего восемьдесят фамилий личных врагов Суллы. Уже на следующий день появился список еще из двухсот имён. Проскрипции следовали одна за другой.

Врагами Рима объявлялись уже люди, не имевшие никакого отношения к политике, просто обладавшие значительным состоянием, конфискация которого могла пополнить казну или обогатить друзей диктатора. Казни с предварительной поркой происходили на Марсовом поле. Однажды Сулла назначил заседание сената неподалеку от этого места.

Голосование сенаторов, проходившее под крики истязаемых, оказалось на удивление единодушным. Всего за время диктатуры Суллы жертвами проскрипций стали по разным данным от двух до шести тысяч римлян.

Монета с портретом Митридата VI

Сулла правил с помощью не только кнутов, но и пряников. Конфискованные по проскрипциям земли он щедро раздавал ветеранам своих легионов, которые по-прежнему готовы были идти за своим командиром в огонь и в воду. Своим указом он даровал свободу сразу десяти тысячам рабов казненных «врагов Рима». Всем им диктатор присвоил своё родовое имя Корнелий.

Тысячи Корнелиев, ставших полноправными гражданами Рима, во всём поддерживали своего названного «родственника». Поредевший во время гражданских войн сенат Сулла пополнил своими сторонниками, чем добился законодательной поддержки любых начинаний.Все свои дела диктатор провозглашал направленными на укрепление республики.Укрепляемый жестокими репрессиями Рим замер в страхе.

Все более-менее состоятельные граждане постоянно боялись попадания в проскрипционные списки. Люди думали, что Сулла будет править если и не вечно, то уж точно до самой своей смерти. Однако жажду личной власти диктатор утолил всего за три года.В 79 году до нашей эры Луций Корнелий Сулла неожиданно отказался от власти, и объявил себя простым гражданином Рима.

Заявляя о своей отставке сенату, он предложил дать подробный отчет о всех своих действиях на посту главы государства, но ни один из сенаторов не посмел задать ни одного вопроса. Сулла отказался от охраны, и запросто ходил на народные собрания. Каждую неделю в своем дворце он закатывал грандиозные пиры для всех желающих.

За столами реками лилось драгоценное полувековое вино, а еды готовилось столько, что остатки несъеденного приходилось выкидывать.

Несмотря на отсутствие какого-либо официального статуса, Сулла не выпускал из рук нити управления Римом. Без одобрения негласного лидера нации не принималось ни одно решение. Даже когда он удалился из города в своё дальнее поместье, туда ежедневно отправлялись гонцы с важными документами, которые требовали визы гражданина Суллы.

Бюст Суллы

В поместье экс-диктатора окружали актёры и люди искусства — Сулла очень любил театр. От зрелищ и ежедневной диктовки мемуаров его не отвлекала даже страшная болезнь. Медики до сих пор спорят о ней: уж больно ужасными выглядят описания современников. Те, кто общался с Суллой в последние месяцы его жизни, рассказывали, что он гнил заживо.

Тело его покрывала шевелящаяся масса вшей, от которых не спасали даже регулярные ванны с благовониями. Плутарх писал, что несколько слуг днём и ночью снимали с самого могущественного человека Рима насекомых-паразитов, но мерзкие твари всё равно копошились в его одежде, постели и еде. Помимо вшей Сулла очень страдал и от внутренних язв.

В 78 году до нашей эры в поместье Суллы привезли некоего Грания, который брал деньги в долг у казны и не вернул. Бывший диктатор не отказывал себе в удовольствии по-прежнему вершить суд и приказал задушить незадачливого должника. Во время казни Сулла вдруг закричал от страшной боли, у него пошла горлом кровь, и он умер одновременно с Гранием.

Италия погрузилась в траур. Плутарх уверяет, что тело диктатора его легионеры пронесли через всю страну. Однако, учитывая, что Сулла начал гнить еще при жизни, верится в это с трудом.

В Риме трупу были отданы царские почести: тело на золотых носилках в сопровождении огромной толпы пронесли через весь город, кремировали на огромном костре, а урну с прахом захоронили на Марсовом поле рядом с могилами древних царей.

Надпись на своём надгробии заблаговременно составил сам покойный: «Здесь лежит человек, который более чем кто-либо из других смертных, сделал добра своим друзьям и зла врагам».

Дмитрий Карасюк Вчера // 18:49

Источник: https://storm100.livejournal.com/4660320.html

Установление диктатуры Суллы

Луций Корнелий Сулла – один из тех, кому история так и не смогла дать однозначной оценки.

Вероятно, это случилось потому, что этот бесспорно незаурядный человек с подчеркнутым презрением относился к каким‑либо правилам – будь то правила политической игры или стандартная модель поведения кровожадного тирана.

Он не имел, очевидно, четкой цели, предпочитая решать насущные проблемы – причем делал это решительно, находчиво и, как правило, с успехом. Сулла создал новый тип политика – практичного, трезво мыслящего, но беспринципного и неразборчивого в выборе средств.

Приход к власти Луция Корнелия Суллы был связан с борьбой двух основных «политических партий» Римского государства: оптиматов и популяров. Первые представляли знатных римлян, вторые ориентировались на плебс и сословие всадников.

Основные проблемы политики того времени заключались в допуске различных слоев населения к государственному управлению, пользованию земельными ресурсами; остро стоял вопрос о поддержании боеспособности армии, о приведении в полную покорность провинций, о статусе так называемых союзников в Италии, которые давно уже претендовали на права римских граждан.

Политическая борьба в Риме протекала более чем напряженно. Взаимные обвинения, привлечение к суду, беспрерывные вето, накладываемые на законы… Все это было неизбежно при той сложной системе «противовесов», пересекающихся полномочий, взаимного контроля, которая хотя и была относительно демократична, но иногда из‑за своей сложности просто парализовала всю внутреннюю жизнь.

В начале 80‑х годов до н. э. двумя наиболее влиятельными политиками были Гай Марий и Луций Корнелий Сулла.

Первый был вождем партии популяров, он прославился как полководец в войне против нумидийского царя Югурты, варварских племен, провел важную военную реформу, переведя армию, по сути, на регулярную основу. Второй был надеждой партии оптиматов.

Он также отличился на Югуртинской войне. Отношения Суллы и Мария вошли в решающую фазу с началом так называемой 1‑й Митридатовой войны на востоке.

Митридат VI Евпатор правил Понтийским государством, охватывавшем южное, северное и восточное побережье Черного моря. В 89 г. до н. э. он повел атаку на восточные римские владения. Под лозунгом освобождения греков он захватил римские провинции в Малой Азии, затем высадился в самой Греции. В Риме было решено направить на восток армию, а возглавить ее должен был Сулла.

Этому воспротивился Марий. Вождь популяров добился для себя должности командующего, а его противник бежал из Рима. Сулла тоже собрал свои легионы и сообщил им, что за богатой добычей в Понт собираются отправить солдат Мария. Стремительный марш – и бойцы Суллы уже заняли все улицы Рима.

Собрание в очередной раз изменило свое решение, теперь Гаю Марию пришлось бежать в Африку.

С этого момента и начинается правление Луция Корнелия Суллы. Еще до начала кампании Сулла издал ряд важных постановлений. Он пополнил ряды сената, установил необходимость утверждения в сенате целого ряда законов, трибуны были, по сути, лишены права вето. Таким образом, Сулла выполнял программу своей политической партии.

Однако практически сразу по его отбытии с армией на восток положение в Риме резко изменилось.

Избранный еще в присутствии Суллы на консульскую должность популяр Цинна вместе с появившимся в Италии Марием и верными им войсками (включавшими армию италийских союзников римлян самнитов и значительное число бывших рабов) захватили Рим. В городе был устроен кровавый террор.

Отряд рабов‑карателей наводил ужас на добропорядочных римлян. Консулами на 86 г. до н. э. были назначены Марий и Цинна. Уже на 6‑й день своего консулата Марий умер, и Цинна остался единоличным правителем. Большинство постановлений Суллы было отменено.

Тем временем сам Сулла вел успешную борьбу с Митридатом. Римские войска вытеснили понтийцев из Греции. Затем Сулла двинулся в Малую Азию, где заключил с Митридатом мир, восстанавливающий статус‑кво. Лидер оптиматов поспешил обратно в Италию. Он высадился в Брундизии весной 85 г. до н. э. с 40‑тысячной армией.

Среди его помощников были взошедшие впоследствии на политический олимп Помпей и Красс. Сулла как полководец и дипломат действовал успешнее своих противников, на его сторону переходили целые легионы, к нему присоединялись знатные римляне. Цинна был убит собственными солдатами. В 82 г. до н. э. Сулла взял Рим.

Популяры бежали в Испанию, Африку, на Сицилию.

Режим Суллы оказался не менее жестоким, но, вероятно, более последовательным. Для начала он получил (впервые в истории Рима) диктаторские полномочия на неопределенный срок. Сулла без колебаний «разбирался» со своими политическими противниками – как реальными, так и потенциальными.

Около полугода составлялся знаменитый проскрипционный список, в который были внесены люди, объявлявшиеся вне закона: имущество этих людей конфисковывалось, их убийство не наказывалось, а награждалось, поощрялись доносы.

По Италии разошлись карательные отряды, демократическая партия была в значительной мере уничтожена физически. Убито было до 1600 всадников и около 50 сенаторов. Имущество проскриптов продавалось по чрезвычайно низким ценам и в первую очередь ближайшим соратникам Суллы.

Таким образом, в это время нажили колоссальные богатства многие политические и общественные деятели послесулланского времени, например Марк Лициний Красс. Ветеранов Суллы размещали на освободившихся землях, создав новый тип колоний – своеобразные военные поселения.

В результате такой раздачи земель в государстве укрепился слой мелких собственников. Из числа рабов, принадлежавших проскриптам, около 10 тысяч были освобождены и получили имя Корнелиев по имени освободившего их человека.

В рамках восстановления влияния знати были отменены почти все постановления Гракхов: прекращены раздачи хлеба, уничтожена система откупов в Азии, ликвидированы всаднические суды. Сенат увеличился в два раза, в него теперь входили все бывшие преторы, квесторы и консулы.

Народные собрания могли решать что‑либо только с позволения сената или лично Суллы. За трибунами оставили лишь право ходатайства по делам плебса.

Была создана стройная карьерная схема: определен возраст, когда можно было избираться на ту или иную должность, строгий порядок занимаемых должностей, необходимые интервалы между избранием на различные посты, число магистратур было увеличено, чтобы аристократы имели возможность пройти все необходимые ступени. Диктатура Суллы имела явный аристократический характер, но при этом столь же явно способствовала прекращению политической анархии.

Конец властвования Суллы получился более чем любопытным. Он в определенный момент отказался от бессрочной диктатуры, принял на себя консульство, а в 79 г. до н. э.

публично сложил с себя эти обязанности, отпустил вооруженную стражу и объявил, что отныне является лишь сенатором. Он предложил Народному собранию требовать у него отчета, но никто не решился на это.

Сулла сохранял огромное влияние на политическую жизнь Рима до своей смерти в 78 г. до н. э.

Деятельность Луция Корнелия Суллы повлияла на дальнейшее развитие государства. Он четко показал, что республиканская форма правления более не соответствует интересам наиболее могущественного в Риме аристократического сословия.

Крупнейшие римские политики всего следующего века стремились по его примеру к единоличной власти, уже привычно не останавливаясь перед применением вооруженной силы, попирая, если это было необходимо, ценности римского демократического строя.

В конечном счете, именно установление монархического строя и способствовало превращению Рима в сильнейшую мировую державу.

Источник: https://agesmystery.ru/rubriki/lica-istorii/ustanovlenie-diktatury-sully/

Ссылка на основную публикацию