Петр Бернгардович Струве, русский философ — семья и детство публициста, учения

Знаменитый русский философ Семён Франк, будучи после Октябрьского переворота и Гражданской войны в эмиграции в Великобритании, вспоминал о своём друге, Петре Струве: «Этот, по наружному своему облику, по внешнему устройству и ходу своей жизни, типичный русский интеллигент-аскет, неряшливый и беззаботный, для себя самого равнодушный к жизненным удобствам и благолепию, был, так сказать, бескорыстно страстным любителем жизни во всей конкретной полноте ее проявлений». Несмотря на свой аскетизм, Струве оказался в центре бурлящей политической жизни России рубежа веков и оставил после себя богатое литературное и философское наследие. Однако его научная деятельность неразрывно связана с биографией, которая остаётся «террой инкогнитой» для широкого русского читателя.Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студента

Русский немец — семья и детство публициста

Будущий «легальный марксист», а затем и борец с большевизмом родился 26 января 1870 года, в самый разгар реформ Александра II. О детстве и юности Струве можно сказать довольно мало — пространных воспоминаний наш герой не оставил. Доподлинно известно, что он появился на свет в семье обрусевших немцев — выходцев из датского Шлезвиг-Гольштейна.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Отец Струве, Бернгард Вильгемович, всю жизнь служил чиновником, а на момент рождения сына Петра оказался губернатором Перми. Дед Петра Струве по отцу был проектировщиком и первым директором знаменитой Пулковской обсерватории под Петербургом.

Мать будущего публициста, баронесса Анна Розен, имела репутацию «нарушительницы спокойствия» и «склочницы», в отличие от своего тихого и спокойного мужа.

Мемориальная доска Петру Струве в Перми. (Wikimedia Commons)

Семейную и чиновничью идиллию прервала, как водится, внезапная ревизия из Петербурга.

Выяснилось, что под чутким руководством Бернгарда Струве подчинённые совсем распоясались и коррупция приобрела ужасающие масштабы.

После окончания расследования губернатора отправили в отставку, сохранив за ним чин статского советника. Однако больше Бернгард Вильгельмович на государственную службу не возвращался.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Как оформить доклад правильно: общие сведения и главные правила

Оценим за полчаса!

После пермских событий семья Струве некоторое время проводит в Штутгарте. Именно здесь, с 1879 по 1882, юный Петр учится в немецкой школе и достигает успехов в овладении языком своих предков. Летом 1882 года семейство Струве возвращается в Петербург, а Петр начинает учиться в Третьей Гимназии — одной из самых престижных в столице в то время.

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студентаЛегальный марксист: учёба в университете и первые публикации

В феврале 1889 года при невыясненных обстоятельствах умирает Бернгард Струве. Отец был единственной ниточкой, связывающей расползавшуюся во все стороны семью.

Сразу после похорон Петр уходит жить в семью своего друга — Александры Калмыковой, знаменитой издательницы. До поступления в университет оставалось чуть менее полугода.

Впоследствии сестра Владимира Ульянова-Ленина, Анна Елизарова, близко знавшая семью Калмыковой, вспоминала: «Струве вырос в ее семье… и, как она говорила, был ближе ей, чем ее собственный сын».

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студентаЛетом 1889 года Струве поступает на естественнонаучный факультет Санкт-Петербургского Университета, однако учится там совсем недолго. Уже в следующем году он переводится к юристам, где и знакомится с идеями марксизма от своих однокашников.

В то же время Петр Бернгардович не теряет связей со своей исторической родиной — с 1891 по 1893 год он периодически выезжает в Германию и Австрию, семестр в качестве вольнослушателя знакомится с теорией экономики и права в Университете Граца.

Параллельно Струве начинает и литературную деятельность — в 1890 году выходит его первая статья о реформе в средней школе в Германии в газете «Русские ведомости».

Уже в эмиграции Струве вспоминал о своём увлечении марксизмом с высоты прожитых лет: «Я стал приверженцем социализма чисто рассудочным путём, придя к заключению, что таков исторически неизбежный результат объективного процесса экономического развития. Ныне я этого больше не думаю».

Тем не менее, для становления социал-демократического движения в России и распространении учения Маркса Петр Бернгардович приложил много усилий.

По окончании университета в 1894 году в свет выходит его брошюра «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» — тираж разлетелся в считанные дни.

К восшествию на престол Николая II, открыто заявившего о стратегии «охранения самодержавия», Струве отнёсся резко критически и написал открытое письмо царю (предпочтя, тем не менее, остаться анонимным), в котором предрекал молодому императору неизбежную борьбу народных масс против власти.

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студентаЧудесным образом Петр Струве избегал арестов, несмотря на то, что, с точки зрения царских чиновников, арестовывать уже было за что.

Свежеиспечённый выпускник юрфака в течение нескольких лет активно участвовал в марксистском движении: в 1896 году побывал на Лондонском конгрессе Второго Интернационала, начал издавать в России первые социалистические печатные издания («Начало» и «Новое слово») и даже успел написать манифест Российской Социал-Демократической рабочей партии к первому съезду этой организации в 1898 году.

Именно в эти годы Струве неоднократно пересекается с Владимиром Лениным.

С течением времени их взгляды на судьбу России и мирового рабочего движения разошлись — уже в эмиграции Петр Бернгардович подводил итог своему знакомству с будущим вождём мировой революции: «В сущности, в лице Ульянова-Ленина и моем столкнулись две непримиримые концепции — непримиримые, как морально, так и политически и социально. Каждый из нас понимал это в то время, но смутно; лишь позже мы отчетливо осознали это. И не случайно, что первым крупным печатным марксистским трудом Ленина была обстоятельная критика моей книги, размерами лишь немного уступавшая последней».

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студентаВо время постоянных разъездов за границей Струве не забывал и о личной жизни: в 1897 году он женился на Нине Герд, дочери известного педагога естественнонаучных дисциплин Александра Герда. Со своей женой Петр Бернгардович проживёт вплоть до своей смерти и будет воспитывать пятерых детей.

В 1901 году произошёл поворотный момент в творческой и политической биографии Струве. За своё участие в студенческой демонстрации на Казанской площади против насильной высылки неблагонадёжных элементов в ряды доблестной русской армии он подвергается аресту и высылке в Тверь. Около полугода он проводит в политической ссылке, пока власти не разрешают ему эмигрировать в Европу.

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студентаЛиберальный консерватизм — разрыв с социалистами

С вынужденной эмиграции в Германию начинается новый этап в карьере Струве. С этого момента он решает порвать со своими коллегами-социалистами — не отказываясь от борьбы с самодержавием, он осуждает радикальные методы борьбы и склоняется к постепенному реформированию России путём плавных реформ.

В эмиграции Струве предпринимает значительные усилия для объединения антимонархических сил демократического движений.

Под его редакцией выходит в свет журнал «Освобождение», публицист принимает участие в парижском съезде русских оппозиционных партий в 1904 году.

Бурная деятельность юриста не была бесполезной — на фоне революционных событий в России 1905 года он возвращается в Россию (пользуясь амнистией, дарованной ему лично С. Ю. Витте и участвует в образовании партии конституционных демократов («кадетов»).

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студентаОднако политическая активность не сильно прельщала Петра Бернгардовича. Ему было спокойнее и приятнее заниматься преподаванием и публицистикой.

Несмотря на то, что в 1907 году он был избран во II Государственную Думу, активного участия в её работе он не принимал, отдав себя преподаванию в Санкт-Петербургском Политехническом институте.

Тогда же он защитил магистерскую и докторскую диссертации.

В публицистике всё отчётливее заметны его тенденции к либеральному консерватизму. Ещё в 1901 году он дал развёрнутую характеристику своим идеям, которые в дальнейшем и унесёт с собой в могилу: «Либерализм в чистой его форме, т. е.

как признание неотъемлемых прав личности… есть единственный вид истинного национализма, подлинного уважения и самоуважения национального духа, т. е.

признания прав его живых носителей и творцов на свободное творчество и искание»

С началом Первой мировой войны Струве активно включается в общественную и государственную деятельность — вплоть до 1917 года он возглавляет Особый межведомственный комитет по ограничению снабжения и торговли неприятеля при министерстве торговли и промышленности, консультирует правительство по различным экономическим и правовым вопросам. Всё больше склоняясь к националистическим идеям, он выходит из ЦК партии кадетов в 1915 году. Активная деятельность на государственном поприще не помешала Струве вполне успешно заниматься и научными изысканиями — в 1916 году он получил почётную степень доктора права престижного Кембриджского университета.

Революция и эмиграция

Февральскую революцию Струве принял с воодушевлением. По приглашению министра иностранных дел Петра Милюкова он возглавляет экономический отдел внешнеполитического ведомства.

Однако нерешительность Временного правительства в экономической политике вскоре разочаровывает Петра Бернгардовича — настолько, что он поддерживает неудачное выступление генерала Лавра Корнилова в августе 1917 года.

После Октябрьского переворота Струве сразу начал антибольшевистскую деятельность. Сначала он установил контакты с белым движением на Дону, а затем поучаствовал в организации подпольного сопротивления пролетарской власти в Москве и Петрограде. В мае 1918 года он вступает в организацию «Национальный центр», однако после начала «красного террора» уезжает из страны — но лишь на время.

Установив контакты с эмигрантскими большевистскими организациями, Петр Бернгардович возвращается в Россию — к Деникину. Он работает под началом генерала в Особом совещании и издаёт в Ростове-на-Дону газету «Великая Россия». Провал сил Добровольческой армии осенью 1919 года и отступление в Крым заставляют публициста эмигрировать из России — больше на Родину он никогда не вернётся.

В эмиграции Струве возвращается к прерванной преподавательской деятельности — около трёх лет он читает лекции по праву чешским студентам в Праге, параллельно участвуя в полемике со своими соотечественниками о судьбах России.

Петр Бернгардович вступает в открытые споры с «евразийцами» и «сменовеховцами», критикуя их за фактическую капитуляцию перед большевиками.

В своих статьях он отстаивал идею интервенции в Россию, основанной на широком фронте русских эмигрантских сил, возглавляемых преимущественно праворадикальными элементами.

В определённый момент времени он даже сблизился с «фашистскими» тенденциями в развитии эмигрантской общественной мысли, однако в 1928 году решил отказаться от какой бы то ни было политической и публицистической деятельности и сфокусироваться на науке и преподавании.

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студентаНачало Второй мировой войны Струве встретил в Белграде. В 1941 году уже старого почётного профессора Софийского университета навещает гестапо.

Оказалось, что кто-то из благожелателей донёс нацистам о том, что Струве — «друг Ленина».

Ложность доноса вскрылась очень быстро — учёного освободили, однако он предпочёл уехать из Югославии в Париж, где и скончался 26 февраля 1944 года, пережив любимую жену всего на полгода.

Источник: https://diletant.media/articles/38985314/

Петр Струве: «Мне предлагать японские деньги?! Мерзавец!»

7 февраля 2020 г. исполнилось 150 лет со дня рождения Петра Бернгардовича Струве (1870-1944) — выдающегося русского политического и общественного деятеля, публициста, философа и экономиста.

«Родина» впервые публикует сохранившиеся в РГАСПИ письма деятелей русской интеллигенции в адрес Струве, ярко характеризующие разноголосицу мнений отечественных либералов начала ХХ в. в их отношении к Русско-японской войне.

Документы демонстрируют весь спектр ключевых позиций по поводу войны (от патриотизма и оборончества до пораженчества), которые и до Русско-японской войны, и после — не раз трагическим образом раскалывали общественное мнение страны в годину военных испытаний.

Ровесник В.И. Ленина, Струве стоял у истоков российского марксизма, был автором манифеста Российской социал-демократической рабочей партии и был общепризнан в конце 1890-х гг. в качестве одного из вождей легального марксизма. Но уже в первые годы XX в.

он открыто заявил о себе как о «национальном либерале», во взглядах которого борьба за свободу, права личности и уважение к частной собственности сочетались с русским национализмом и государственничеством. При этом Струве продолжал оставаться в оппозиции к самодержавию, в 1902-1905 гг.

издавая в эмиграции журнал «Освобождение», который проповедовал борьбу с существующим в России политическим режимом во имя реформ, направленных на установление в стране конституционно-демократического строя.

«Освобождение» быстро завоевало популярность, став трибуной различных течений и групп русского либерального движения.

Разразившаяся в начале 1904 г. русско-японская война вызвала противоречивое отношение со стороны читателей журнала, что нашло отражение в письмах корреспондентов Струве. Следует отметить, что и позиция самого редактора «Освобождения» отличалась двойственностью.

С одной стороны, он был резким критиком экспансионистской политики России на Дальнем Востоке и мало сомневался в ее поражении в войне с Японией.

Более того, прямо заявлял о «полном объективном совпадении тех ближайших политических целей, к которым стремится воюющая против нас Япония, с национально-государственными интересами русского народа на Дальнем Востоке.

Япония стремится вытеснить Россию из Маньчжурии, русский народ заинтересован в том, чтобы уйти оттуда с возможно меньшими потерями»1.

С другой стороны, Струве проводил грань между имперским правительством и армией, в которой находил не только выразителя патриотических чувств народа, героически исполняющего свой долг, но и потенциального союзника общества в его борьбе за политическую либерализацию.

А обострение этой борьбы было неминуемо после военных поражений самодержавия, аналогию чему Струве находил в событиях Крымской войны и последующих Великих реформ. В соответствии с этим в «Письме к студентам», опубликованном в феврале 1904 г.

, Струве призывал их к активному участию в патриотических манифестациях, но наряду с криками «Да здравствует армия!» предлагались и другие лозунги: «Да здравствует Россия!», «Да здравствует свобода!» и «Да здравствует свободная Россия!»2 Как отмечает биограф Струве, его «читатели с большим трудом разбирались, на чьей же стороне он все-таки находится»3, причем замешательство это давало о себе знать еще долго после завершения самой войны: если В.А. Маклаков и Д.И. Шаховской верили в то, что Струве поддержал войну, то А.Ф. Керенский полагал, что Струве возлагал большие надежды на поражение России4.

Любопытный эпизод приводит в своих воспоминаниях А.В. Тыркова-Вильямс, часто навещавшая Струве в Париже осенью 1904 г.: к нему в дом явился знакомый эсер, предложивший от имени японцев деньги для расширения революционной работы.

«Мне, вы понимаете, мне предлагать японские деньги?! Как он смел? Мерзавец!» — кричал перед Тырковой Струве после того, как спустил эсера с лестницы5. Тем не менее само обращение с подобным предложением к Струве показательно.

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студента

Письма в редакцию

С первых дней войны в адрес Струве и редакции «Освобождения» начинают поступать многочисленные письма, выражавшие различные позиции по отношению к событиям на Дальнем Востоке.

Часть из них, чаще анонимно, была обнародована на страницах журнала; остальные — отложились в архиве Струве. Публикуемая ниже подборка писем принадлежит перу видных представителей русской либеральной интеллигенции рубежа XIX-XX вв. — филолога и историка В.И. Модестова, зоолога А.

И. Петрункевича, экономиста В.Н. Твердохлебова, публициста и предпринимателя А.И. Дементьева.

Все они принадлежали к кругу читателей и почитателей «Освобождения», некоторые являлись его авторами, но мнения их по случаю войны заметно разнились. Так, для специалиста по римской словесности Василия Ивановича Модестова6 (док.

N 1) и бывшего предводителя дворянства Весьегонского уезда Тверской губернии, эмигрировавшего в 1881 г. в США Петра Алексеевича Дементьева7 (док. N 4), при всем критическом их отношении к самодержавию, было очевидно, что либеральная печать должна идти в ногу с патриотическим движением и выступать за победу России.

Независимо друг от друга, они заклинали Струве не повторять путь А.И. Герцена, поддержавшего в 1863 г. поляков.

Иные оценки ситуации — в письме к Струве от Александра Ивановича Петрункевича8 (док. N 3) — только переехавшего в США ученого-арахнолога (т.е. специалиста по изучению пауков) и сына известного земского деятеля.

Заявляя о правоте Японии в войне, Петрункевич выступал за поражение России и считал «более нравственным и добрым в конечном результате перевешать все [русское] правительство, чем помочь ему хотя бы одной копейкой».

Другой молодой ученый, Владимир Николаевич Твердохлебов9, изучавший в то время в Германии историю обложения городских недвижимостей на Западе, не был столь радикален, но критиковал обращение Струве к студентам, призывая четко разделять позиции «сторонников свободы» и «патриотического обывателя» (док. N 2).

Особняком стоит письмо от харьковского присяжного поверенного Бориса Павловича Куликова (док. N 5), передающее содержание разговоров о Русско-японской войне в среде малороссийского крестьянства.

Все публикуемые письма извлечены из Ф. 279 РГАСПИ (Струве П.Б.). Все они публикуются с сохранением их стилистических особенностей; все подчеркивания в тексте — авторов писем.

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студента

N 1. Письмо В.И. Модестова П.Б. Струве

Пробежав последний N «Освобождения» (17 текущего года)10, я, хотя и не имею чести быть знакомым с Вами, решился писать Вам. К этому меня побуждает важный общественный интерес, связанный с дальнейшим ходом Вашего журнала.

Будьте осторожны! Вот что хотел я сказать Вам. Всякому, конечно, понятно, что с открытием войны на Дальнем Востоке положение русской либеральной печати, особенно заграничного органа этого направления, стало затруднительным.

С одной стороны, ей трудно идти рядом с ненавистным правительством, с другой, она не может идти против народного движения, поднявшегося на защиту могущества и достоинства своего государства…

Как именно этой печати следует держать себя в таких обстоятельствах? Вопрос сам собою ставится ребром, и на него не может быть уклончивого ответа.

Источник: https://rg.ru/2020/02/12/rodina-petr-struve-mne-predlagat-iaponskie-dengi-merzavec.html

Петр Струве (7 февраля 1870 — 26 февраля 1944) , русский философ, историк и общественный деятель

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студентаДо конца своих дней он оставался искренне верующим православным человеком и метафизическим идеалистом в философии; западнически настроенным русским националистом и либеральным консерватором в политике. Ко всем этим характеристикам стоит добавить прилагательное «умеренным», ибо вся жизнь и творчество выдающегося философа и общественного деятеля прошли «под знаком меры».

Петр Бернгардович Струве родился (26 января) 7 февраля 1870 года в Перми. В 1895 году окончил юридический факультет Петербургского университета, а также с 1892 года Струве учился в университете в Граце в Австрии.

Будучи одним из лидеров марксизма, в 1901 году Струве скрывался в Германии, где издавал марксистский журнал «Освобождение». В 1905 году, вернувшись в Россию, он стал членом второй Государственной думы. С 1906 по 1917 год он занимал должность профессора в Санкт-Петербургском Политехническом институте. Все это время вплоть до эмиграции в 1918 году Петр Струве был редактором журнала «Русская мысль», а в 1909 году стал одним из авторов сборника «Вехи». В 1921 году в Софии Петр Струве возобновил издание «Русской мысли». Позже он будет издавать свой журнал в Праге (1921-1923) и Париже (1927). В 1922 году Струве стал профессором политэкономии Русского юридического факультета под протекторатом Карлова университета в Праге, где работал до 1925 года, будучи одновременно Председателем русской академической группы в Чехословакии. В 1925 году он переехал в Париж, где редактировал газеты «Возрождение» (1925-1927), «Россия» (1927-1928), «Россия и славянство» (1928-1934). В 1928 году Струве переехал в Белград. Там с 1928 по 1940 годы он работал профессором Русского научного института.

Читайте также:  Ипотечное кредитование - условия участия в программе и покупка квартиры для студента

Согласно широко известной, но упрощённой схеме, Струве пережил следующую мировоззренческую эволюцию: от неклассического, творчески переосмысленного марксизма и позитивизма к метафизическому идеализму и либеральному консерватизму. Можно отметить сложное, но вполне закономерное становление взглядов Струве, чуждое кардинальных «переоценок ценностей», присущих ряду его современников.

Источник: https://www.calend.ru/persons/1447/

Струве Пётр Бернгардович

Петр Бернгардович Струве, русский философ - Для студента

Русский общественный и политический деятель, экономист, публицист, историк, философ.

Из семьи, начало которой положил профессор В.Я. Струве, эмигрировавший в Россию, – академик, создатель Пулковской обсерватории, основатель русской школы астрономов; его сын Б.В. Струве (отец Струве), с отличием окончивший Царскосельский лицей (отсюда культ А.С. Пушкина в семье), был губернатором в Перми.

Струве с ранних лет воспитывался в атмосфере высокой культуры, интеллектуализма. Будучи студентом юридического факультета Петербургского университета (окончил в 1885), увлёкся марксизмом, уверовал, что социализм»в один прекрасный день восторжествует в мире» («Вестник русского студенческого христианского движения», Париж – Нью-Йорк, 1970, № 95/96, с. 147).

В этот период познакомился с участниками первых марксистских кружков М.И. Брусневым, Л.Б. Красиным, А.Н. Потресовым, В.И. Ульяновым (Лениным) и другими. Вёл социал-демократическую пропаганду среди рабочих. В своей первой книге «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» (СПб.

, 1894), анализируя причины тяжёлого положения русской деревни, сформулировал соотношение точек зрения народников (которые, по его словам, считали, что «плачевное состояние крестьянства является следствием правительственной политики»), марксистов (утверждавших, что оно является «необходимостью, обусловленной капиталистическим способом производства, господствующим в России») и «легальных марксистов» (то есть самого Струве), полагавших, что оно – следствие «недостаточной производительности всего народного хозяйства с его недостаточно развитым общественным разделением труда, его недостатком предпринимательского духа, его пережитками отсталых форм докапиталистических, экономических и общественных отношений» (с. 164 – 65); книга заканчивалась афоризмом: «Признаем же нашу некультурность и пойдём на выучку к капиталистам». В марксизме Струве считал нерушимым лишь то, что социализм возможен «только через капитализм, как зрелый и законный плод последнего» (там же, с. 165). В 1896 участвовал в 4-м Международном социалистическом конгрессе в Лондоне. После 1-го съезда РСДРП (1898), по предложению группы социал-демократов, написал «Манифест РСДРП». Однако вскоре пришёл к выводу, что в марксизме есть противоречие между социальными и экономическими формулами, отверг необходимость падения капитализма, за что Ленин назвал его «великим мастером ренегатства» (ПСС, т. 16, с. 467). Политическим кредо Струве становится либерализм. С его позиций он выступал против самодержавия, требуя буржуазно-демократических свобод, с ним связывал будущие общественные преобразования в России. В 1901 эмигрировал, в Германии издавал еженедельник «Освобождение», нелегально распространявшийся в России. Революция 1905 – 07 позволила вернуться на родину. С образованием в октябре 1905 Конституционно-демократической партии Струве – член её ЦК, вёл политическую и публицистическую деятельность; был избран депутатом 2-й Государственной Думы. Начиная с 1905 Струве от оппозиции власти переходит к её фактической поддержке. В сборнике своих статей за 1905 – 12 «Patriotica» утверждал, что главная опасность России грозит не справа, а слева, от безответственного, анархического революционизма; был удручён неспособностью и близорукостью властей. С 1907 редактор-издатель ежемесячного литературно-политического журнала «Русская Мысль». В 1909 Струве участвовал в издании сборника «Вехи», где в статье «Интеллигенция и революция» исследовал роль интеллигенции как идейно-политической силы, подчёркивал её заслуги в развитии культуры и в просвещении народа; в то же время отмечал, что характерная черта русской интеллигенции – «отчуждение от государства и враждебность к нему» («Вехи», М., 1990, с. 135). Струве считал, что интеллигенции «необходимо пересмотреть своё мировоззрение» (там же, с. 146) и отказаться от «социалистического оптимизма» (там же, с. 147). Главная идея статьи – революцию (1905 – 07) не надо было делать вовсе. В годы первой мировой войны пропагандировал идею защиты Отечества. В 1906 – 17 преподавал политэкономию в Петербургском политехническом институте. После опубликования труда по экономике «Хозяйство и цена» (1916) Струве были присвоены степень доктора и звание профессора; с 1917 академик (по политэкономии и статистике; исключён из АН в 1928).Февральскую революцию 1917 назвал «величайшим мировым событием». В статье «Освобождённая Россия» писал: «Вторая русская революция, завершившая дело политического освобождения нашей родины… сломала на своём пути все преграды» («Русская Мысль», 1917, кн. 2, с. XI). Лозунг «Война до победного конца», считал Струве, получил только теперь «свой окончательный смысл и всецелое оправдание» (там же, с. XII). Свою задачу в революции видел в расширении публицистической и издательской деятельности. С апреля начал издавать еженедельник «Русская Свобода», куда привлёк крупных политических деятелей, философов, публицистов (Н.А. Бердяева, А.С. Изгоева, В.В. Шульгина и других).»Приобщившись к свободе, станем свободными и ответственными творцами культуры»– призывал Струве в передовой статье («Русская Свобода», 1917, № 1, с. 5). Однако уже в № 3 (май) звучит тревога. Струве отмечал, что русский народ никогда не переживал таких тяжёлых испытаний, как в дни после революции, когда в народных массах утрачен «здравый патриотический инстинкт», и мы переживаем такой момент истории, когда поистине «промедление времени смерти подобно» (там же, № 3, с. 3). Струве призывал «объединяться для творческой работы» в «Лигу русской культуры», которая не должна преследовать «никаких политических целей» и объединить представителей «всех политических оттенков», надо любить свою национальную культуру во всём её историческом богатстве, пестовать её, «отстаивать её права и лицо» и в водовороте революционных событий и в свободном «состязании национальных культур» (там же). В июне опубликовал статью «Иллюзии русских социалистов», в которой доказывал необоснованность их надежды на то, что в России «восторжествовали проникнутые идеями и духом социализма рабочие и солдаты» и что «воплотившийся в этих народных массах социализм перекинется на запад», это – «грубейшая ошибка и плачевная иллюзия». Русская революция, заключал Струве, «есть не торжество социализма, а его попрание и крушение» (там же, № 7, с. 3), а русские социалисты, считая себя борцами за социализм, на деле компрометируют и «губят социализм как идею» (там же, с. 4). Если в России – стране «пьяного илота социализма и классовой борьбы» – восторжествует социализм, то это будет означать «полное народно-хозяйственное и государственно-хозяйственное банкротство». Струве осуждал деятельность социалистических партий, утверждая, что они используют идею социализма лишь как знамя для возбуждения «разрушительных противогосударственных и противокультурных инстинктов, овладевших народными массами» (там же, с. 5).В мае Струве участвовал в подготовке конференции «Лиги русской культуры», на которой выступил с докладом, в начале июня избран членом Временного комитета этой лиги. На торжественном собрании членов Государственной Думы всех созывов представлял 2-ю Государственную Думу. Его откровенно оборонческая и антисоциалистическая позиция импонировала правительственным кругам. Он был членом Временного Совета Российской Республики (Предпарламента), от группы гражданских общественных деятелей входил в комиссию по иностранным делам. При обсуждении в Совете Республики вопроса об обороне Струве заявил о поддержке резолюции, предложенной Н.В. Чайковским, в которой предлагалось усилить ответственность «как за превышение, так и за бездействие власти», повести «самую энергичную борьбу с самоуправством, самосудами и самовольными захватами», проводить твёрдую и решительную экономическую политику («Речь», 1917, 19 октября).На заседании Совета Республики 20 октября, говоря о внешней политике Временного правительства, утверждал, что провозглашение «пресловутой» формулы «без аннексий и контрибуций» было «исторической ошибкой»; сетовал на то, что «русское государство превратилось в какой-то аукцион, на котором народная душа предлагается тому, кто, не справляясь ни со своим карманом, ни со своей совестью, готов дать наибольшую цену, «выдать какие угодно векселя для того, чтобы потом убежать от всякого платежа»; критиковал социал-демократов за подстрекательства против власти – «Мы живём в каком-то сумасшедшем доме, где здоровые, честные и нормальные люди исходят в борьбе с буйными больными», характеризовал большевизм как «смесь интернационалистского яда со старой русской сивухой «, которой «опаивают русский народ несколько неисправимых изуверов, подкрепляемых кучей германских агентов» («Речь», 1917, 21 октября). Пропаганду немедленного мира называл сознательным введением русского народа в «тягчайшее заблуждение», революционная ликвидация войны вызовет демобилизацию армии и промышленности, что приведёт к «катастрофическому падению интенсивности и производительности труда и анархии», а это «ввергнет массы в испытания, гораздо более горшие, чем испытания, налагаемые войной» (там же). По его словам, если власть будет передана в руки левых элементов, это приведёт к государственному банкротству, с их правительством не станут разговаривать не только союзники, но и враги (там же).Октябрьский переворот категорически не принял. В статье «В чём революция и контрреволюция?» утверждал, что события 1917 «это солдатский бунт… принятый интеллигенцией страны за революцию, в надежде превратить в революцию». Надежда не оправдалась, и бунт превратился в «грандиозный и позорный всероссийский погром» («Русская Мысль», 1917, № 11/12, с. 57). Революция, вдохновляемая социалистическими лозунгами, направлена против «русской конституции» и есть «сплошное отрицание собственности и правопорядка», поскольку она не является буржуазной, «русский социализм в его борьбе с буржуазией и буржуазными порядками по существу контрреволюционен» и должен быть преодолен и сметён (там же, с. 60). Для победы над внешним врагом и в гражданской войне России нужна «большая вооруженная сила в руках твёрдой государственной власти» (там же, с. 58).

В начале 1918 выступил инициатором издания «Из глубины. Сборник статей о русской революции» (М.–П., 1918; переизд., М., 1990), основными авторами которого были участники «Вех». В «Предисловии издателя» он писал, что авторы «ощущают то ни с чем не сравнимое морально-политическое крушение, которое постигло наш народ и наше государство» (с.

19). Свою статью «Исторический смысл русской революции и национальные задачи» Струве начинал словами: «Русская революция оказалась национальным банкротством и мировым позором – таков непререкаемый морально-политический итог пережитых нами с февраля 1917 г. событий» (там же, с. 235).

…Самодержавие создало в душе, помыслах и навыках русских образованных людей психологию и традицию государственного отщепенства. Это отщепенство и есть та разрушительная сила, которая, разлившись по всему народу и спрягшись с материальными его похотями и вожделениями, сокрушила великое и многосоставное государство» (с. 237). «Это отщепенство от государства получило с половины XIX в. идейное оформление, благодаря восприятию русской интеллигенцией идей западноевропейского радикализма и социализма» (с. 239). Анализируя историю России, Струве приходит к выводу: «…подготовлялась и творилась революция с двух концов, – исторической монархией с её ревнивым недопущением культурных и образованных элементов к властному участию в устроении государства, и интеллигенцией страны с её близорукой борьбой против государства» (с. 241). В ситуации 1918 Струве видит «реальное воплощение в жизни проповеди революционного социализма, опирающегося на идею классовой борьбы. Вожаки мыслят себе организацию общества согласно идеалам коммунизма, как цель, разрыв существующих духовных связей и разрушение унаследованных общественных отношений и учреждений – как средство. …идея социализма как организации хозяйственной жизни, – безразлично, правильна или неправильна эта идея – вовсе не воспринимается русскими массами; социализм (или коммунизм) мыслится ими только либо как раздел наличного имущества, либо как получение достаточного и равного пайка с наименьшей затратой труда, с минимумом обязательств» (с. 242).Завершает Струве статью утверждением, что в России «возрождение жизненных сил даст только национальная идея». У интеллигенции «долг перед народом» состоит в том, чтобы «нести в широкие народные массы национальную идею как оздоровляющую и организующую силу, без которой невозможно ни возрождение народа, ни воссоздание государства» (с. 250).В годы Гражданской войны Струве активно участвовал в «белом движении»: член «Особого совещания» при генерале А.И. Деникине и правительства генерала П.Н. Врангеля. Незадолго до эвакуации белой армии ездил в Париж, где добился от французского президента А. Мильерана признания правительства Врангеля и помощи французского флота, на судах которого из Крыма смогли выбраться около 200 тысяч эмигрантов. Виновницей поражения «белого движения» считал интеллигенцию, которая изменила национальным интересам. «Россию погубила безнациональность интеллигенции, единственный в мировой истории случай забвения национальной идеи мозгом нации» (там же).

Источник: http://oct1917.ru/uchastniki/232-struve-pjotr-berngardovich.html

Струве Петр Бернгардович

Струве Петр Бернгардович (1870, Пермь — 1944, Париж) — экономист, философ, «легальный марксист». Род. в семье губернатора. В 1889 после окончания гимназии Струве поступил на факультет естественных наук Петербург, ун-та, а через год перевелся на юридический факультет.

Человек широких интересов, Струве увлекался политикой, социологией, литературой, философией, экономикой, историей. В результате серьезных занятий Струве пришел к выводу о порочности существующего строя в России. Струве начал общественную деятельность рядом статей по вопросам политэкономии, истории, этики и др.

, снискав себе славу одного из теоретиков «легального марксизма». В 1894 вышла в свет его кн.. «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» — первый манифест марксизма в отечественной легальной литературе.

Полемизируя с народниками, Струве утверждал, что Россия будет развиваться так же, как и Западная Европа, и призывал «признать нашу некультурность и пойти на выучку к капитализму».

Струве полагал, что в ходе эволюции капиталистический строй придет к отрицанию частнокапиталистической основы буржуазного общества; социализм возникнет в недрах капитализма благодаря реформам, развитию экономической и правовой защищенности общества.

Струве отрицал диалектический материализм, теорию обнищания пролетариата, тезис об усилении социальных противоречий; считал, что, пока не будут упразднены теоретически несостоятельные идеи рев. крушения капитализма и диктатуры пролетариата, марксизм останется только «чрезвычайно оригинальною формою утопизма». Против Струве неоднократно выступал В.И. Ленин.

В 1895 Струве экстерном сдал экзамены за университетский курс и, продолжая сотрудничество в ряде журн., много работал в библиотеках Берлина, Лондона, Парижа. В 1896 был участником Международного соц. конгресса в Лондоне. В 1898 написал «Манифест РСДРП», напечатанный 1 съездом РСДРП.

В 1901 участвовал в демонстрации на Казанской площади в Петербурге, был арестован и выслан под гласный надзор полиции в Тверь. В 1902 получил разрешение выехать за границу по болезни.

Считая, что ни одно учение не может претендовать на знание абсолютной истины, Струве, осознав себя деятелем либерального движения и считая, что мыслящая личность всегда имеет право на критику, выступил против ортодоксальной нетерпимости марксистов («Я не боюсь быть диким и брать то, что мне нужно, и у Канта, и у Фихте, и у Маркса…

и у Лассаля»; «Когда от меня требуют указать, интересы какого класса выражает философия Фихте, я чувствую, что от этого вопроса глупею»). В Германии издавал журн. «Освобождение». В 1902 — 1903 работал над программой конституционно-демократической Партии народной свободы (кадетов). Получив возможность вернуться в Россию благодаря рев.

1905 — 1907, Струве характеризовал Манифест 17 октября как «незыблемый краеугольный камень нового государственного строя». В окт. 1905 при образовании кадетской партии Струве вошел в ее ЦК, был избран депутатом II Государственной думы. Понимая необходимость реформ, возлагал надежды на одаренных представителей бюрократии и поддержал аграрную реформу П.А. Столыпина, но не одобрил «Третьеиюньский переворот». Разуверившись в способности властей провести необходимые преобразования, Струве с 1908 отошел от активной полит. деятельности. В 1909 — 1913 участвовал в работе Религиозно-философского общества и совместно с С.Н. Булгаковым, Н.А. Бердяевым и др. выпустил сб. «Вехи», где признал ошибкой первую росс. рев. С началом первой мировой войны Струве выступил горячим патриотом России, стал одним из руководителей Всеросс. земского союза; в 1915 вышел из ЦК кадетской партии. Длительное время (1906 — 1917) преподавал политэкономию в Петербург, политехническом институте, в 1917 стал академиком.

Встретив Февральскую революцию с надеждой, Струве быстро понял слабость Временного правительства и необоснованность надежд рус. социалистов на скорое торжество социализма, предостерегал от опасности захвата власти левыми силами.

Читайте также:  Как написать эссе по английскому языку — примеры и образец правильного оформления

Октябрьский переворот встретил враждебно, объяснив победу большевиков культурной отсталостью страны, политической незрелостью масс. В сборнике «Из глубины» Струве писал: «Русская революция оказалась национальным банкротством и мировым позором…

идея социализма как организации хозяйственной жизни, — безразлично, правильна или неправильна эта идея, — вовсе не воспринимается русскими массами; социализм (или коммунизм) мыслится ими только как раздел наличного имущества, либо как получение достаточного и равного пайка с наименьшей затратой труда, с минимумом обязательств».

Выход из создавшегося положения Струве видел в возрождении национальной идеи как организующей силы при воссоздании государства. Борьбу с большевиками Струве считал главным делом своей жизни. В 1917 являлся членом совета Добровольческой армии. В 1918 нелегально перешел финляндскую границу и консультировал генерала Н.Н. Юденича.

В 1919 стал членом Особого совещания при А.И. Деникине, затем министром иностранных дел в правительстве П.Н.Врангеля. В 1920 окончательно покинул Россию. Занимался издательской и научной работой, преподавал в Пражском и Белградском ун-тах. Вместе с Н.А. Бердяевым оказывал большую помощь по устройству беженцев из России.

До конца жизни оставался противником большевиков, проповедуя либерализм, государственность, национализм. Во время Отечественной войны 1941 — 1945 искренне желал разгрома фашистской Германии.

Струве Петр Бернгардович (1870 — 1944), российский политический деятель, философ, экономист, историк, публицист, академик РАН (1917, в 1928 исключен). В 1890-х гг. теоретик «легального марксизма», вел полемику с народниками, автор Манифеста РСДРП (1898). С нач. 1900-х гг.

лидер российского либерализма, редактор журнала «Освобождение», один из руководителей «Союза освобождения». С 1905 член партии кадетов и ее ЦК. Депутат 2-й Государственной думы. С 1907 фактический руководитель журнала «Русская мысль», участник сборника «Вехи» (1909), инициатор сборника «Из глубины» (1918).

После октября 1917 вел борьбу с большевиками, один из идеологов белого движения, член «Особого совещания» при генерале А. И. Деникине, министр в правительстве генерала П. Н. Врангеля, организатор эвакуации его армии из Крыма. С 1920 в эмиграции, редактор журнала «Русская мысль» (Прага), газеты «Возрождение (Париж) и др.

Источник: https://www.examen.ru/add/manual/school-subjects/social-sciences/philosophy/izvestnyie-filosofyi/struve-petr-berngardovich/

Струве пётр бернгардович

Жена – Нина Александровна Герд (1867-1943). Дети: Глеб (1898-1985), поэт, литературный критик и литературовед, переводчик; Алексей (1899-1976), библиограф и антиквар; Константин (архимандрит Савва, 1900-1948), основатель Сергиевского братства в Париже; Лев (1902-1929), Аркадий (1905-1951). Внуки: Никита Алексеевич(1931 г.р.),  Петр Алексеевич (1925-1968), протоиерей.

В 1882 году Струве начал учиться в гимназии в Петербурге. После ее окончания в 1889 году переехал к своему другу, сыну А.М. Калмыковой.

В том же году поступил в Санкт-Петербургский университет, сначала на факультет естественных наук, затем на юридический. В 1892 году юноша путешествовал по Италии, Австрии, Германии.

Тогда же он стал сторонником марксизма и стал работать среди литературных (легальных) марксистов:  начал писать статьи, выступать с рефератами об идеях К. Маркса.

В 1890-е годы редактировал журналы «легальных марксистов» «Новое слово» и «Начало». В 1894 году Струве создал свои «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России», где полемизировал с народниками, утверждая, что Россия пойдет путем европейского Запада.

Однако Струве полагал, что капитализм оказывает благотворное влияние на народные массы в целом, отрицал растущее разорение крестьянства, отвергал теорию трудовой стоимости, прибавочной стоимости, обнищания пролетариата.

В 1896 году он участвовал в Международном рабочем социалистическом конгрессе в Лондоне (вместе с Г.В. Плехановым, П.Б. Аксельродом). В 1898 году Струве был привлечен к составлению «Манифеста социал-демократической рабочей партии».

Впоследствии отмежевался от него, став противником революционного марксизма, в особенности учения о социалистической революции и диктатуре пролетариата.

В 1901 году за участие в демонстрации на Казанской площади был выслан в Тверь. Затем Струве получил разрешение на выезд за границу и в 1902 году уехал. В это же время начал редактировать журнал «Освобождение», а с 1903 года стал одним из лидеров «Союза освобождения», стоявшего за идею конституции и политических свобод.

Петр Бернгардович приветствовал манифест 17 октября 1905 года. Тогда же, вернувшись в Россию, вошел в состав ЦК кадетской партии. После роспуска I Государственной думы участвовал в составлении Выборгского воззвания. В 1907 году был избран депутатом II Госдумы, стал редактором журнала «Русская мысль».

В 1906-1917 годах преподавал политэкономию в Политехническом институте сначала в качестве доцента, после защиты магистерской диссертации в 1913 году – в качестве экстраординарного профессора. В 1909 году участвовал в издании сборника статей о русской интеллигенции и ее роли в истории России «Вехи».

В сборник вошла его статья «Интеллигенция и революция», в которой он противопоставил идее революционного переустройства общества концепцию «воспитания» и «самовоспитания».

В 1915 году Струве вышел из ЦК кадетской партии и встал во главе Комитета по ограничению торговли с неприятелем. В этом качестве посетил Англию и Францию. Стал почетным доктором Кембриджского университета.

После Февральской революции был назначен директором экономического департамента министерства иностранных дел Временного правительства, но затем вместе с П.Н. Милюковым подал в отставку. Стал действительным членом Академии наук.

Струве не принял Октябрьскую революцию. В 1918-1920 годах был членом «Особого совещания» при генерале А.И. Деникине, членом правительства П.Н. Врангеля.

В 1920 году окончательно покинул Россию. Жил с семьей в Праге, Париже, затем обосновался в Белграде. Был председателем Российского зарубежного съезда в Париже в 1926 году. Участвовал в деятельности Русского юридического факультета в Праге.

В 1927-1928 годах редактировал еженедельник «Россия».  В 1928-1934 годах был редактором  еженедельника «Россия и славянство». Был председателем отделения общественных наук Русского научного  института в Белграде. В 1939 году был избран почетным доктором Софийского университета.

В 1941 году был арестован нацистами, затем освобожден.

В 1942 году переселился в Париж. 26 февраля 1944 года Петр Бернгардович скончался в Париже. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/struvie_piotr_bierngardovich

Петр Струве

Пётр Бернга́рдович Стру́ве (26 января (7 февраля) 1870 года, Пермь — 26 февраля 1944 года, Париж) — русский общественный и политический деятель, экономист, публицист, историк, философ.
Струве был сыном пермского губернатора Бернгарда Струве и внуком астронома Василия Струве. В Санкт-Петербурге жил с 1882 года, учился в 3-й гимназии.

В 1889 году покинул родительский дом и поселился в семье издательницы А. М. Калмыковой. В 1889 году начинает учиться на естественном, а на следующий год юридическом факультете Петербургского университета. В 1890 году там он основал марксистский кружок. В этот кружок входили в том числе А. Н. Потресов и М. И. Туган-Барановский. В 1894 году окончил юридический факультет.

Позже — приват-доцент университета.
В 1892 году учился в университете в Граце (Австрия) у социолога Л. Гумпловича и решил стать экономистом. Тогда же начал публицистическую деятельность статьями против народников в немецкой социал-демократической прессе. В апреле 1894 года ошибочно был арестован в связи с «Группой народовольцев».

В августе опубликовал книгу «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России», которая открыла эпоху борьбы русского марксизма с народничеством в легальной печати и стала «символом веры» социал-демократов в России.

Книга, выдвинувшая Струве в ведущие теоретики «легального марксизма», доказывала прогрессивность капитализма и завершалась словами: «Признаем нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму»[5].
В январе 1895 года распространил анонимное «Открытое письмо Николаю II», при вступлении на престол подтвердившему курс на политику контрреформ.

В 1896 году — участник Лондонского конгресса II-го Интернационала. Написал аграрную часть доклада российской делегации, с которым выступил Г. В. Плеханов. Редактор первых марксистских журналов «Новое слово» (1897 г.) и «Начало» (1899 г.). В числе книг по теории и истории капитализма и рабочего движения в 1898 году вышел I-й том «Капитала» К. Маркса.

Для I съезда РСДРП в 1898 году написал «Манифест Российской социал-демократической рабочей партии» — первый документ этой партии. В 1899 году подверг критике взгляды Маркса на неизбежность буржуазной революции. В том же году его лишают места приват-доцента за неблагонадёжность.

В апреле 1900 года во Пскове принимает участие в организационном совещании по созданию газеты «Искра»: одна сторона была представлена В. И. Лениным, Ю. О. Мартовым, А. Н. Потресовым, С. И. Радченко, другая — им совместно с М. И. Туган-Барановским.

В дальнейшем идейные искания приводят Струве от марксизма к философскому идеализму и либеральному консерватизму.

Летом 1900 года налаживает контакты с конституционалистским крылом земских либералов, в частности с И. И. Петрункевичем. Таким образом Струве начинает объединение всех антисамодержавных сил, разделяющих идею политической свободы.

На переговорах зимой в Мюнхене с Плехановым, Лениным, Потресовым и Верой Засулич подписывает договор об участии в финансировании изданий их стороны и издательства совместного «Современного обозрения» для публикации документов, обличающих российский режим.

17 марта 1901 года принимает участие в демонстрации на Казанской площади, после чего его ссылают в Тверь. Его поклонник, издатель Д. Е. Жуковский предлагает ему деньги для издательства за границей журнала, пропагандирующего создание конституционного правительства в России.

Струве добивается от властей разрешения уехать за рубеж. При содействии влиятельных знакомых он его получает и в декабре уезжает в Германию.

С 1901 года в эмиграции, с 1902 года редактор журнала «Освобождение». Ещё в ссылке стал инициатором и одним из авторов сборника «Проблемы идеализма» (1902), в котором стремился обосновать философские основы либеральной политики и по цензурным соображением выступил под псевдонимом. Один из создателей либерального «Союза освобождения». В 1904 году в качестве делегата этого движения принял участие в Парижской конференции оппозиционных и революционных партий России.
В 1905 году вернулся в Россию, амнистия, дарованная ему лично по ходатайству С. Ю. Витте догнала его в пути. Член ЦК партии кадетов (1905—1915), 8 июня 1915 года вышел из ЦК, а фактически отошёл от партии в 1908 году.
В 1906 год—1917 год — в Санкт-Петербургском политехническом институте: преподаватель, доцент, экстраординарный профессор, заведующий кафедрой политэкономии. Основной экономический труд Струве — «Хозяйство и цена», его магистерская (I том, 1913) и докторская (II том, 1916) диссертации.
В 1906 году, после смерти В. А. Гольцева, возглавил журнал «Русская мысль» и оставался его редактором до закрытия большевиками в 1918 году.
В 1907 году — депутат II Государственной думы (1907) от Петербурга, статский советник.
Издатель журнала «Полярная звезда» (1905—1906), с осени 1907 года один из ближайших сотрудников «Московского еженедельника» (редактор-издатель Е. Н. Трубецкой).
Вдохновитель и участник сборника «Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции», содержавшего также статьи его единомышленников Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, С. Л. Франка, М. О. Гершензона, А. С. Изгоева, Б. А. Кистяковского (Москва, 1909).
1913 год — магистр, экстраординарный профессор Петербургского университета.
1915 год — председатель секретного Особого межведомственного комитета по ограничению снабжения и торговли неприятеля при министерстве торговли и промышленности (по 1917).
В 1916 году Струве стал представителем Всероссийского земского союза в Особом совещании по продовольственному делу (по 1917), получил звание почётного доктора Кембриджского университета.
1917 год — в апреле-мае — директор Экономического департамента МИД, в мае избран в академики Российской академии наук (исключён большевиками в 1928 году, в 1990 году восстановлен).

К большевистскому перевороту Струве отнесся отрицательно. В декабре он уже в составе нелегальной организации Правый центр, и вместе с ещё одним его представителем Г. Н. Трубецким 26.12.1917 г. отправился на Дон.

В Новочеркасске во время начала формирования Добровольческой армии он совместно с П. Н. Милюковым способствовал разрешению конфликта между генералами М. В. Алексеевым и Л. Г. Корниловым по разделению полномочий.

Избран в Донской гражданский совет, являвшийся политическим совещанием при генерале Алексееве.

В феврале 1918 года, в момент вынужденного ухода армии из области Войска Донского в поход, названный Ледяным, военные старались не брать с собой гражданских, и Струве пришлось покинуть армию. Через Царицын он со спутниками (Н. С. Арсеньевым, Г. Н. Трубецким и его сыном Костей) пробрался к началу марта в Москву и до августа жил на нелегальном положении. В мае участвовал в создании самой мощной подпольной антибольшевистской организации «Национальный центр» и активно работал в его московском отделении.
В 1918 году стал редактором и одним из авторов сборника «Из глубины».
С начала красного террора, развёрнутого большевиками после покушения на Ленина, покинул Москву и через Новгородскую губернию и Петроград добрался до Вологодской губернии, где скрывался в имении Алятино. В ноябре 1918 года вместе с провожатым Аркадием Борманом нелегально путешествовал по российскому Северу. Ненадолго заехав в Петроград, при помощи своего провожатого нелегально — как посланец «Национального центра» — перешёл финскую границу 9 декабря. В начале января генерал Н. Н. Юденич встретился с представителями центра П. Б. Струве и А. В. Карташевым и пришел к тому же решению как и генерал Деникин и адмирал Колчак (независимо от них), а именно: о пользе тесного сотрудничества с представителями «Национального центра», готовыми всесторонне поддерживать военную диктатуру впредь до созыва свободно избранного Учредительного собрания и в то же время вести активную политическую деятельность в лагере победивших союзников в пользу добровольческих армий, опираясь на свою последовательную антигерманскую позицию и признание своего либерально-демократического профиля. Прибывшие из Петрограда в Гельсингфорс члены этой антибольшевистской группировки проявили после встречи с генералом Юденичем большую энергию и умело подготовили почву для возглавления им военно-политического центра в Финляндии.
В середине января он отправился в Лондон. Там он провёл шесть недель, в основном в компании семьи А. В. Тырковой-Вильямс и русского посла К. Д. Набокова. В Лондоне он участвовал в работе «Комитета освобождения России», который был организован в начале февраля 1919 года. В комитет, председателем которого был избран его коллега по РАН академик М. И. Ростовцев, а секретарем А. В. Тыркова-Вильямс, входили также П. Н. Милюков, В. Д. Набоков, И. В. Шкловский (зам. председателя), К. Д. Набоков. В официальном отчете о работе комитета отмечалось, что главная его задача — содействовать возрождению России и поднятию престижа России за границей. Для достижения этих целей Комитет ежедневно выпускает печатные бюллетени с фактическим осведомлением о том, что делается в России. Им организовано широкое распространение телеграмм. С весны 1919 г. комитет установил связь с правительством адмирала А. В. Колчака и стал получать от него субсидии.
В марте-сентябре 1919 года в Париже участвовал в работе «Русского политического совещания». В РСФСР по решению суда был приговорён к смертной казни. В начале октября прибыл на Юг России в Ростов-на-Дону и возглавляет редакцию газеты «Великая Россия».
Вошёл в члены Особого совещания при генерале А. И. Деникине. В феврале 1920 года после поражения Деникина эвакуируется из Новороссийска в Константинополь. Входил в состав правительства генерала П. Н. Врангеля (начальник управления иностранных дел). Оказал большое влияние на формирование политики правительства, охарактеризованной им как «левая политика правыми руками». Эвакуация белых войск из Крыма застала его в дипломатической командировке.
Пытался возобновить ежемесячный литературно-политический журнал «Русская мысль», который под его редакцией выходил в 1921 в Софии, затем в Праге (1922—1923), Берлине (1923—1926) и, наконец, в 1927 в Париже. Но так как все свои силы Струве в то время отдавал другому своему «детищу» — газете «Возрождение», то идею возрождения «Русской мысли» в эмиграции ему пришлось окончательно оставить.
Один из организаторов и с самого основания товарищ председателя Русского национального комитета[14] (1921—1940). Был избран председателем Российского зарубежного съезда, проходившего в Париже в апреле 1926 года. Участвовал в деятельности Русского юридического факультета в Праге. Редактировал еженедельник «Россия» (1927—1928). С 1928 года проживал в Белграде: ему было предложено место председателя отделения общественных наук Русского научного института. Читал курс социологии на кафедрах в Белграде и Суботице. Редактировал еженедельник «Россия и славянство» (1928—1934), после Струве отошёл от политической деятельности. Член Союза русских писателей и журналистов в Королевстве Югославия, в 1930—1931 его председатель.

В конце жизни работал над трудами «Система критической философии» (рукопись погибла) и «Социально-экономическая история России» (не окончена, опубликована в 1952 г.

) В 1941 году был арестован немецкими оккупантами как «друг Ленина». Освобождён после трёхмесячного заключения. В июле 1942 года ему с супругой удалось выехать к детям в Париж. Смерть настигла его там зимой 1944 года.

Источник: https://www.livelib.ru/author/2726-petr-struve

Ссылка на основную публикацию